Случайные обои:
Поделиться с товарищами:


Книга Наследие времен:
Плывущий по течению (Глава I "Скауты").

...Отрывистые и сиплые голоса дикарей, как и прежде, раздавались совсем близко. До них было метров пятьдесят, но из-за высокой травы, укрывавшей от взора скаута всё кроме неба и горных вершин, можно было увидеть только нечёткие силуэты человеческих тел, да и то, лишь когда ветер пригибал к земле упругие желтые стебли. "Не хватало еще, чтоб они на ночь лагерем встали" - Макс приподнял голову, но тут же вновь припал к земле.

В нескольких метрах от него высилась зловещая фигура "пожирателя", одетого в массивный панцирь, состоявший из нескольких пластин брони, закреплённых на кевларовой основе с множеством истрёпанных ремней утягивавших броню так, чтобы она удобно лежала на мощном торсе...

Дикарь что-то рявкнул и пошел прочь. Похоже, он дал своим троглодитам команду отходить к реке, поскольку речь их становилась всё тише и сливалась теперь с шумом воды.

Макс не знал, сколько у него времени. Он не знал, уходят дикари или просто продолжат свои поиски чуть поодаль. Он знал лишь то, что ему нужны медикаменты, зашитые в поясной сумке парня, об имени которого он так и не удосужился расспросить.

Скаут ритмично пополз вперёд и уже метров через пятьдесят налетел на...

Весь рассказ →

Плывущий по течению: Глава 3 - "Кроваво-ржавая дорога"

Первое впечатление часто бывает обманчиво. Каждый человек, каким бы уродливым и убогим он не был, всегда остаётся человеком. Мутировавшие конечности или провода имплантов, страшно торчащие из покалеченного тела, являются лишь свидетельствами жизни, которую никогда не прожить обычным людям, ютящимся в больших и не очень полисах... городах... колониях. Рождаясь, взрослея, старея и умирая в простом, понятном и относительно безопасном мире. Все эти уродства и увечья могли бы поведать интереснейшие истории, пережитые их носителями, но, к сожалению, говорить они не умеют, а их носители не очень-то расположены болтать о подобных вещах.

В первый день, Макс с интересом бродил по обиталищу мутантов. Ему всё здесь казалось безумно занимательным, он с интересом погружался в быт здешнего общества, обучился перемещаться между зданиями (здешний метод перемещения и вовсе вызывал у него щенячий восторг). Но очень быстро он начал осознавать, что ему никогда не понять всех этих людей. Похоже, они и сами не особо жаждали его понимания, они по-прежнему его сторонились, а когда он просил чуть больше рассказать об их прошлом, и вовсе замыкались в себе, а после, старались как можно быстрее от него улизнуть.

Вот и теперь, после очередной попытки выведать хоть что-то интересное у старого калеки, тело которого было испещрено шрамами от глубоких порезов и следами пулевых ранений, в очередной раз потерпев сокрушительную неудачу, он брёл в свой угол.

Крыс, сидя в позе лотоса, перебирал какие-то пожелтевшие бумаги и не обращал на него никакого внимания. Франк куда-то исчез, впрочем, он с первых часов обитания в этом странном месте, старался больше путешествовать, добираясь до самых окраин города. Игорь крепко спал, свернувшись калачиков на лежанке убранной относительно чистым одеялом. Здешняя медицина хоть и производила на людей пришедших из колонии гнетущее впечатление, весьма быстро привела его в чувства и поставила на ноги. Теперь он много спал, но местный эскулап по имени Фольк, сказал, что это вполне нормально и скоро он окончательно поправится.

Неожиданно, Макс почувствовал как холодок пробежавший по его спине. Появилось очень странное чувство, что он спит, и во сне бродит по этажам некогда величественного здания. Окружающие его звуки стали ярче, а маленький мир мутантов исполнился плавных и медленных движений, так, будто здешние обитатели преодолевали невероятное сопротивление воздуха, который неожиданно приобрёл консистенцию машинного масла.

Лишь по прошествии пары минут он осознал, что смотрит в одну точку расположенную где-то меж пыльных и грязных ступеней лестницы ведущей наверх, к техническим этажам высотки. Подчиняясь какой-то неведомой силе, он откинул в сторону винтовку, найденную для него Франком взамен утраченной на дороге (и теперь бесцельно носимую им по тёмным этажам), после чего уверенно шагнул вперёд. Виски начали бешено пульсировать, создавая в ушах непривычный шум, похожий на шепот... шепот обволакивающий и всепоглощающий, только вот слов разобрать Макс никак не мог.

Он и сам не понял как очутился в широком зале с множеством массивных колонн и низкими потолками, в центре которого тлел костёр, а в его утлых всполохах угадывались черты старухи расположившейся по ту сторону очага.

- Я ждала тебя, - проскрипел старческий голос. - Подойди... не бойся... присядь рядом.

Скаут подошел и сел на холодный бетонный пол напротив старухи так, что костровище, курившееся едким дымом и поднимавшее к потолку столб раскаленного воздуха слегка искажавшего лицо женщины, оказалось между ними.

Ощущение сна никуда не пропало, и оттого голос старухи звучал ярко и звонко.

- Наступают тяжелые времена, - произнесла она, оглядывая парня с головы до ног мерцающими визорами. - Ты, наверное, хочешь узнать, что стучится в скором будущем?.. Ммм?.. Да не смущайся. Все хотят знать будущее. Меня зовут Эвелин, я знаю все... все, что есть и что будет... И знаю, как сделать так, чтоб напасти обошли стороной.

Старуха неестественно резко вскочила на ноги и поманила Макса за собой: - пойдём, я кое-что тебе покажу.

Скаут покорно поднялся и побрёл вслед за невысокой ковыляющей фигурой. Когда костёр остался далеко позади, он, впотьмах, то и дело терял её из вида.

Когда фигура Эвелин в очередной раз растворилась во мраке, и чересчур долго не проявляла себя даже малым шорохом, Макс заметался, крутя головой по сторонам. Костлявая и сильная рука неожиданно материализовавшаяся прямо перед носом, схватила его, рванув вперёд так резко, что парень споткнулся и едва слышно вскрикнув, упал на колени.

- Не шуми, духи любят тишину... - услышал он недовольный голос старухи.

* * *

Крыс тупо смотрел на изрядно пожелтевшие и обветшалые страницы незнамо откуда и кем принесённого учётного журнала какой-то военной части. Листая страницы, он погрузился в размышления, грозно подняв брови лишь для порядка, он деловито всматривался в печатные таблицы и рукописные заметки, так чтобы к нему никто не приставал. Так, чтобы создавалось впечатление, будто он дико занят. Но усилия оказались тщетны.

- Что это? - услышал он знакомый детский голос.

Крыс мгновенно вынырнул из мира размышлений и увидел того самого маленького мутанта, что был первым жителем этого города, повстречавшимся ему на пути.

- Журнал, в котором дежурные офицеры записывали всё доставляемое на военную базу, которая, видимо, должна располагаться где-то неподалёку. Я нашел его двумя этажами ниже. Ты не знаешь, откуда его принесли?

Ребёнок отрицательно замахал головой. Скаут вздохнул.

- А зачем он тебе? - не унимался мальчик.

- Я хочу сходить туда и поискать нужные мне вещи.

- А они там есть?

- Да... - тихо ответил скаут, распрямляя затекшие ноги.

- А что тебе нужно? У нас есть всё что нужно! Еда и тёплая одежда. Здесь можно укрыться от бури. Старая Эвелин говорит, что здесь не страшна ни одна буря!

- Да, но... - Крыс замялся. - Мне нужно оружие, микросхемы для машин, броня, которая может защитить от выстрелов. Возможно, там есть высокоточное оборудование или редкие материалы для его изготовления. У вас всего этого нет... да и не нужно вам всё это.

- Да, нам это не нужно, - разочарованно согласился мутант. - К нам и раньше приходили люди с ружьями, они оставались на день или просто проходили мимо и никогда не возвращались. Им всегда было нужно ещё больше ружей... Зачем?

Долговязый скаут вздохнул и потёр виски. Он не умел разговаривать с детьми и не любил отвечать на вопросы, которые, в сущности, не имеют ответа.

- Как тебя зовут?

- Надд.

- Мудрёно, - только и смог выдавить из себя Крыс. Его брови изогнулись, сформировав на лице очень выразительную гримасу удивления. - Кто ж тебя так назвал?

- Старая Эвелин. Она всем даёт имена. Говорит, что мне подходит это!

Взгляд скаута упал на руки ребёнка: неестественно длинные, тонкие, напоминающие ветви осины, и вполне соответствовали смыслу, кроющемуся в древнем скандинавском имени.

- Зачем же? - на этот раз вопрос прозвучал куда более настойчиво и Крыс понял, что перевести разговор в иное русло не удалось.

- Там, откуда они приходят, жизнь совсем другая.

- Они убивают друг друга? Ружья же нужны им для этого? - мальчик пытливо посмотрел на скаута.

- Ну... понимаешь... - Крыс вновь замялся. - Здесь всё не так уж просто и однозначно. Да, одни люди могут убивать других, но зачастую они убивают ради того, чтобы жили третьи.

- Старая Эвелин говорит, что всё это, - он ловким движением обвёл рукой вокруг головы, - случилось из-за людей, которые хотели убивать друг друга. Что я такой вот, из-за них! А ещё Эвелин говорит, что когда-то это был цветущий город, в котором всем хватало еды, никто не страдал, и людей здесь было много-много, больше чем теперь во всё мире... И все они были здоровые и сильные!

- Ну, это она преувеличивает...

- Всё равно! - Не успокаивался Надд. - Почему я такой?!

- Это кара... Испытание... Всё, что случилось с этим миром, лишь сделает людей сильнее и приведёт к процветанию!

- Меня сделает сильнее?! Кому кара?! Мне?!!.. Я же ничего не сделал! - Ребёнок грозно посмотрел на скаута. - Почему стреляют такие же как ты, а кара мне?! Ведь это же такие люди сделали с миром это, а не я!

Крыс не нашел, что ответить. Он потёр виски и вздохнул.

Надд развернулся и шагнул в сумрак соседнего дверного проёма. Скаут хотел сказать в след хоть что-то, но вновь не нашел что. Единственное сносное решение, которое вызрело в его голове - вновь деловито уставиться в журнал.

Парой этажей ниже распахнулось окно. Завыл ветер. Послышались тяжелые шаги. Франк быстро преодолел несколько лестничных пролётов и приблизился к Крысу.

- Нашел? - Безучастно спросил тот, не отрывая взгляда от журнала.

- К югу, в полутора километрах от города, из-за леса торчат радиовышки какого-то военного объекта... видимо очень старого. Но вот в чём странность, они как будто не тронуты, даже кабели не сняты... антенны все целые.

- Пойдём прямо сейчас, нечего здесь рассиживаться... Впрочем, - Крыс поднял в верх указательный палец придерживая собственную поспешность, - здесь нам нужно ещё кое-что. - Он шмыгнул носом, и посмотрел по сторонам, оценивая обстановку.

- Компьтер?

- Да... но с этим проблемы нет! - Крыс потянулся к рюкзаку и достал оттуда тряпичный футляр похожий на старый медицинский подсумок, расстегнув молнию, он продемонстрировал теисту прибор с внушительным сенсорным экраном. - Но это не главное, нам нужен модуль памяти, в котором хранилась бы вся информация о здешней территории, который впитывал бы все коды и ключи, вёл бы дневник происшествий, составлял бы актуальные карты местности.

- В экспедиционном корпусе такие ставили на роботов для заброски за дальние рубежи, - нахмурился Франк, - но для заполнения такого модуля памяти нужны годы!

- Именно так лейтенант!

- Я уже давно не лейтенант!

- Возможно, возможно... - Как-то задумчиво произнёс скаут. После чего поспешил вернуть разговор в прежнее русло. - Ну, так вот! Есть и ещё кое-что...

Франк и Крыс, не сговариваясь, посмотрели на мирно сопящего Игоря.

- Подними его, а я схожу за модулем памяти!

С этими словами долговязый скаут неспешно поднялся на ноги и зашагал вверх по лестнице, тем же путём, которым несколькими минутами ранее проследовал Макс.

* * *

Полсотни шагов сквозь кромешную тьму, и Макс оказались у места назначения. Совсем рядом с его головой, почти у самых глаз, заскрежетал металл, да так неприятно и пискляво заскрежетал, что скаут поморщился и сжал зубы. Здоровенная лампа накаливания робко моргнула тусклым желтым светом, но костлявая рука провернула её ещё пару раз, туго вгоняя в старый патрон, и вот, та уже светилась ровным огоньком в непроглядной тьме, заливая желтым светом, небольшой клочок пола, практически полностью занятый обширной лужей. По луже то и дело расходились круги от капель воды срывающихся с потолка испещрённого небольшими трещинами.

В руке старухи появилась маслёнка, Эвелин театральным жестом занесла её над грязной, мутной водой.

- Что ты видишь? - Заинтересованно и очень быстро, почти скороговоркой, произнесла она в миг, когда несколько капель сорвались с носика масленки и, разбившись о водную гладь, превратились в небольшие пятна, переливающиеся всеми цветами спектра.

- Пятна на воде, - без энтузиазма заключил Макс.

- Что ты видишь?! - Рявкнула Эвелин, со свистом выпустив воздух из лёгких. Звук получился такой, что у скаута зазвенело в ушах, он отшатнулся и, попятившись, сделал пару коротких шагов от островка света.

По залу прокатилось звонкое эхо, а когда оно стихло, наступила необыкновенная тишина, которую разрывал лишь звук капающей воды, методично бьющейся о мутную гладь лужи.

Звон в ушах прекратился и Макс ощутил необычную свободу от шума, суеты, любых звуков. Он огляделся по сторонам и не увидел ничего, ни стен, ни колонн, ни пола, всё скрывала кромешная тьма, и казалось, что островок свела, где над лужей возвышалась скрюченная фигура старухи, это всё, что осталось от реальности. Отступив назад, он теперь смотрел на клочок света со стороны, он вновь ощущал себя в плену какого-то гипнотического сна, но только он успел об этом подумать, как ему на мгновение почудилось, будто островок света двинулся прочь, оставляя его совершенно одного в чёрной пустоте. Испытав прилив жуткого, животного страха, такого, какой дети испытывают в плену собственных фантазий лёжа в своей кровати посреди тёмной комнаты, он рванулся вперёд и вскочил на кромку освещённого пространства, едва не потеряв равновесие, будто за этой кромкой и вовсе не было никакой твёрдой поверхности.

- Планета велика... Но мир каждого человека очень узок. Зачастую ему и одному-то в своём мире тесно. Он живёт в мире своих страхов, своих свершений, своей мечты... иногда в этот мир попадают другие люди, но их не миллионы... хорошо, если сотня или две. Но что если у человека нет свершений и мечты... нет даже личных интересов и осмысленных занятий. Сколь же мал будет его мир? - Эвелин посмотрела на Макса и расплылась в беззубой улыбке. - Сейчас, весь твой мир здесь! и он заканчивается там, где кончается свет... Смотри на него!

Макс присел на корточки и уставился на мутную воду. Капли масла окончательно расплылись, изорвавшись в лохмотья которые то соединялись в кроваво-ржавую дорогу, то распадались, вновь образуя спиральные завитки и бесформенные пятна.

Дремотное состояние давало о себе знать. Он начал клевать носом, и мерный стук капель лишь потворствовал его слабости.

Старуха время от времени роняла в лужу капли масла. Расплываясь, они напоминали капли крови, которые со временем тоже рвались на лоскуты и вплетались в вялотекущую и неприятно извивающуюся дорогу. Которая, к тому же, казалась чем-то очень липким, неприятно обволакивающим и без того истерзанное дрёмой сознание молодого человека, а ещё от неё жутко несло чем-то едким. Этот мерзкий запах и заставил его очнуться, когда он в очередной раз клюнул носом и едва не повалился в грязную воду. Судорожно открыв глаза и ритмично заморгав, он вдруг увидел, что дорога обратилось этаким золотистым блином или диском, приятным и тёплым. Он показался концентрированным воплощением спокойствия, но так продолжалось всего долю секунды. В носу защекотало от едкого запаха, и Макс чихнул. Когда он открыл глаза вновь, золотой диск уже был испещрен мелкими трещинами, сквозь которые проступала мутная вода. Трещины расползались и вот они уже стали похожи на крупные чёрные хлопья. А потом диск распался на множество частей, начавших кружиться в жутком хаотичном танце, завиваясь спиралями и вытягиваясь в уже привычные кроваво-ржавые дороги, пока, наконец, движение не стихло, и лужа не наполнилась ровным перламутровым переливом. На душе сразу стало как-то спокойнее, и скаут облегчённо выдохнул. Он поднял глаза на Эвелин, та вновь расплылась в беззубой улыбке.

- Ты ждёшь от меня объяснений? - Промедлив пару секунд, спросила она. - Это ведь твоя жизнь, кому как не тебе знать, что в ней случится?

Она обошла лужу по краю и поманила парня вслед за собой, туда, где едва заметно рдел огонёк костра.

У Макса кружилась голова, но чувство реальности постепенно к нему возвращалось, он уже куда отчётливей слышал звук шагов и треск костра. В голове его кружился целый ворох впечатлений и вопросов, которые он поспешил вывалить на Эвелин.

- Эта дорога... это ведь как моя жизнь в последние недели?.. Она такая же неприятная и непонятная, полная крови и грязи, - тараторил он с мальчишеским задором.

- Да.

- А этот золотой диск? Он значит, что этот кровавый и грязный отрезок моей жизни окончится удачей? Я стану, наконец, кем-то значимым и серьёзным... я сделаю что-то важное?

- Да!

- Но мой успех может быть совсем недолгим, если я что-то сделаю неправильно?.. Проявлю нерешительность и слабость?

- Похоже на то.

- Но в итоге всё будет хорошо?

- Безусловно. - Старуха приглушенно засмеялась. - Вот видишь, ты и сам способен разобраться в своей жизни!

Они остановились у костра. Эвелин потянула скаута за локоть, и едва слышно произнесла: - всё будет хорошо, когда ты вернешься туда, где ты нужен... главное - понять, где ты на самом деле нужен! Теперь иди... Тебе вооон туда.

Она указала на едва заметный просвет там, где угадывался угол зала. Макс послушно побрёл к лестнице, голова уже почти не кружилась, ноги не подкашивались, а главное, вернулось чувство реальности с сопутствующими ей мерзкими запахами; шумом, доносящимся откуда-то снизу; и тяжелыми, мрачные мыслями.

Когда шаги скаута стихли, в зале с низкими потолками и толстыми колоннами повисла благостная тишина, разрываемая лишь потрескиванием поленьев аккуратно уложенных в костровище. Эвелин обмякла и опустила плечи подобно роботу, переходящему в спящий режим после выполнения поставленных перед ним задач.

Тишину разорвали тяжелые, но в то же время оглушительно звонкие хлопки ладоней. Аплодисменты заставили старуху вернуться к жизни. Она мотала головой из стороны в сторону, судорожно пытаясь понять, откуда идёт звук. Но её тепловизоры как будто ослепли, не улавливая источника тепла, и это заставляло прорицательницу крутить головой ещё отчаяннее.

- Здравствуй Эвелин!

Голос помог старухе найти наконец источник шума, и она уставилась незрячими глазницами в темноту.

- Здравствуйте Уильям, - промямлила она, невольно попятившись.

- Какая великолепная идея: взять за основу тест Роршаха, и заставить человека высказать собственные переживания, чтобы спроецировать их на его же будущее. И всего-то нужно для этого: тусклая лампочка в тёмном помещении, лужа и немного машинного масла... и ведь главное, что финал всегда один - лужу затянет приятным перламутровым переливом, и подопытный поверит в то, что всё окончится хорошо, преисполнившись веры в будущее и собственные силы! Браво! - произнёс голос из темноты.

- Спасибо Уильям. Моя функция - помогать людям. Но... - старуха осеклась, - не подопытный, а страждущий!

- Твоя правда... страждущий, - задумчиво произнёс Крыс неспешна приблизившись к костру. - Твои результаты поражают. Ты многого добилась, много большего чем другие образцы.

- Спасибо Уильям. Моя функция - помогать людям...

- Мне жаль Эвелин. Проект давно закрыт.

- Моя функция - помогать людям! - Настойчиво повторила старуха повысив голос.

- Ты им уже помогла, дальше они справятся и сами.

- Нет! Вероятность их выживания менее 30%! Им нужна моя помощь! - Эвелин продолжала сыпать штампованными фразами.

- Но мне нужна твоя помощь не меньше чем им... ты ведь помнишь? Никто не умирает бесследно, он продолжает жить в делах, свершениях и поступках...

- ...их память живёт в потомках, их дело продолжают будущие поколения - подхватила старуха слова Крыса как по заученному.

- Мне нужна твоя память, Эвелин.

- Вы за этим сюда пришли?

Крыс кивнул.

- Она поможет спасти жизни тысяч... десятков тысяч людей!

Эвелин попятилась.

- Ты собственность Совета, Эвелин! - Крыс начинал терять терпение. - Проект давно закрыл! Все образцы подлежат ликвидации, и ты это прекрасно знаешь! Иначе бы не оказалась в этой дыре, и не скрывалась бы столь отчаянно! Мне стоило огромных усилий тебя найти!

Крыс едва заметным движением ослабил узел, удерживавший нож в ножнах, и шагнул на встречу старухе. - У тебя есть шанс вписать своё имя в историю! - продолжал он, нависая над ней.

- Значит, вот так окончилась жизнь остальных?.. и так окончится моя? - старуха подняла глазницы на скаута.

В пластике и стекле тепловизоров Крыс почувствовал горечь и безысходность, какой обычно наполняются глаза человека.

- Ты киборг, Эвелин. Ты давно мертва! - Крыс присел, чтобы поравняться глазами с тепловизорами старухи. - Твою жизнь питают аккумуляторы. Твоё сердце бьётся, пока их заряд не будет исчерпан. Кровь в твоих венах разгоняет электрический ток, только поэтому ты дышишь, и пока ещё окончательно не сгнила!

Он крепко схватил старуху за плечо. Та попыталась вырваться, но силы были явно не равны. Эвелин хотела вскрикнуть, но крик её разбился об пол, обратившись глухим хрипом. Прижатый к полу крепкими узловатыми руками, киборг бился в конвульсиях. Крыс ещё пару раз с изрядной силой и невесть откуда появившимся остервенением приложил его об пол. По серым бетонным плитам струями потекла густая, почти чёрная кровь, огибая осколки последних выбитых зубов и стекла, обильно усеявших поверхность. Скаут высвободил правую руку и через мгновение массивный штык-нож тускло блеснул в ней воронёной сталью. Через мгновение всё было кончено. Крыс нанёс один точный удар правее позвоночника и на тридцать сантиметров ниже сердца, туда, где обычно располагали аккумулятор. Тело в его левой руке ритмично завибрировало и обмякло. Он отточенными движениями снял седой свалявшийся скальп с тщедушного тела и добравшись до черепной коробки тут же увидел титановую пластину занимавшую почти всю затылочную область. Лазерная гравировка на пластине гласила: "ОБРАЗЕЦ01D7S03ПРОГРАММА:НАСТАВНИК".

* * *

Дорога из города получилась несложной и недолгой. Военный объект, к которому направлялась группа, лежал всего в нескольких километрах от многоэтажной застройки и теперь его огромные мачты связи, усыпанные спутниковыми тарелками и локаторами, уже нависали над скаутами, отбрасывая огромные угрожающие тени. Едва угадывавшаяся под ногами бетонная дорога, потрескавшаяся и давно не исполнявшая своих функций, утопала в зелени. Над головой чирикали и посвистывали птицы, а испод ног то и дело торопливо разбегались какие-то местные грызуны. Отбежав на почтительное расстояние, они сварливо рычали на непрошенных гостей потревоживших их покой. Макс бодро шагал, пиная попадавшиеся на пути камни, он не чувствовал никакой опасности, его ничего не тревожило... похоже жизнь налаживалась. Впрочем, так он думал всегда, когда судьба дарила ему лёгкую передышку в череде лишений и неудач. Игорь выглядел неплохо, куда лучше, чем днём ранее. Но он по-прежнему был немногословен и брел, уставившись в землю, и старался не отставать. Крыс и Франк вновь не разговаривали, хотя, казалось, что за последнее время их взаимоотношения пошли на лад. Сейчас они разошлись по сторонам, к едва заметным краям дороги, так что нынешнее построение группы можно было бы описать как ромб. Чуть впереди шагал Макс, по бокам шли Крыс и теист, а сзади плёлся Игорь.

До ржавых ворот военной базы оставалось всего несколько сотен метров, когда воздух разорвал душераздирающий вопль, переполошивший и напугавший птиц наполнивших воздух нестерпимым визгом и чириканьем, в котором потонул второй, едва слышный теперь, крик несчастного. Затем всё стихло, даже птицы замолчали, как будто ожидая развития событий.

Макс растерянно обернулся и увидел напружинившуюся, похожую на пантеру перед прыжком, фигуру Крыса, сильно вжавшего приклад винтовки в плечё. Франк вытянулся в струнку и внимательно прислушивался, перехватив оружие поудобнее. Только Игорь не сразу заметивший изменения и прибывавший в мире каких-то собственных размышлений, сделал несколько шагов вперёд привычной шаркающей походкой, прежде чем остановиться и начать крутить головой по сторонам.

- Что это было?! - голос Макса дрожал.

Крыс ничего не ответил. Лишь вяло махнул рукой вперёд, и группа медленно тронулась с места.

Далее скауты следовали в полной тишине. Крыс сосредоточенно глядел в перекрестье прицела перед собой, Франк то и дело крутился вокруг своей оси и пару раз вскидывал автомат на скрип дерева или шелест папоротника укрывавшего подлесок непроницаемым зелёным одеялом. Макс судорожно передернул затвор и тоже уставился в прицел, хотя и понимал, что толку от этого будет немного. Крыс жестом отправил его назад к Игорю и тот подчинился, без каких бы то ни было возражений.

Ржавые ворота объекта были гостеприимно распахнуты. Впереди угадывались железобетонный куб циклопических размеров, по левую руку от которого ширилась вытоптанная до голой земли поляна внушительных размеров. Чуть даже на внушительном пригорке виднелись какие-то малоэтажные жилые, или может быть административные здания. Слева от "куба" улеглось невысокое, но невероятно длинное здание с гигантской спутниковой тарелкой на крыше, к нему тянулись проводами кабели ото всех здешних антенн и мачты обильно расставленных по территории. Здесь было как будто спокойно и тихо, но так казалось только первые пару секунд, которых не хватило даже на то, чтобы толком осмотреться.

Раздался приглушенный бой барабана и воздух начал наполняться толи жутким, леденящим кровь горловым пением, то ли хриплым рёвом. Звук шел со всех сторон и с каждой секундой усиливался, пока не превратился в сплошной нестерпимый вой.

Откуда-то из буйных зарослей узловатого и невероятно крупного можжевельника со свистом вылетел камень и ударился о панцирь Франка, не доставив тому особых хлопот.

- Камень!.. - выдохнул он, слегка разочарованно уставившись на снаряд, мирно поившийся теперь у его ног.

Теист хотел нагнуться, чтобы поднять этот белёсый камень почти правильной круглой формы, как вдруг в него полетел второй, примерно из тех же зарослей. На сей раз, бросок достиг цели, попав в голову и обрушив Франка на землю. Впрочем, тот мгновенно вскочил на ноги и послал пару пуль в ту массу буйной зелени, откуда вылетел камни.    Выстрелы, похоже, цели не достигли и ушли в никуда, а воздух наполнился одобрительным клокотанием.

Потом барабан зазвучал совсем близко, а голоса слились в какое-то угрожающее и громогласное речитативное заклинание, после чего Макс увидел, как окружающий его лес ожил! Из папоротников и из-за мощных стволов появились странные и весьма крепкие существа. Они карабкались по ветвям нависавшими над группой, и чуть более опасливо подступали к скаутам по истрескавшемуся полотну бетонки.

Несколько существ бросились на Франка, но он, медленно отступая к центру дороги, отсёк их короткой очередью. И безжизненные тела повалились на землю, но, похоже, это событие не произвело на прочих жителей заброшенной базы никакого впечатления.

- Назад! - Скомандовал Крыс.

Но было уже поздно, путь к городу был отрезан. На воротах, подобно лозе какого-то дикого растения качалось полтора десятка тел пепельного цвета, на массивной ограде, поверх которой когда-то была натянута колючая проволока, плечом к плечу, подобно павианам, сидело ещё несколько десятков существ.

Без какой либо команды, не сговариваясь и, похоже, никак не координируя свои действия, существа разом бросились на скаутов.

Застрекотали штурмовые винтовки. В плечё Макса упёрлась обширная спина Франка. Найдя опору, теист быстро от неё оттолкнулся и вновь сделал шаг навстречу полчищам пепельного цвета существ с узловатыми конечностями, методично отстреливая тех, что подбирались ближе прочих. Макс последовал примеру Франка и дал длинную очередь куда-то перед собой, особо не целясь. Пожалуй, в любом другом случае очередь ушла бы мимо цели, но существ было столь много, что промахнуться было попросту невозможно.

Очередная волна нападающих, сбила Макса с ног, к нему потянулось стразу два десятка рук старавшихся схватить его то за шиворот, то за ремень, то за ногу. В этом месиве было сложно разобрать, что именно происходит вокруг, скаут несколько раз сильно лягнул кого-то тяжелым армейским ботинком и, судя по недовольному визгу, неслабо так попал одному из существ по голове. Где-то, то ли позади, то ли внизу, охал Игорь. Рядом с ним Франк интенсивно работал уже обильно политым кровью прикладом. На левое плечо Макса глухо шлёпнулась отрезанная кисть руки, Крыс активно работал ножом, расчищая пространство вокруг себя.  Из-за скопления рук тянувшихся к Максу и пытавшихся ухватиться за него покрепче, вынырнула голова с весьма озлобленной гримасой на лице. Окрашенная или, точнее говоря, измазанная известью, с целью изобразить какой-то мудрёный боевой рисунок, она оскалилась редкими желтыми зубами и что-то прорычала. Свалявшиеся чёрные волосы существа, были заплетены в мелкие тугие косы и убраны назад, где, видимо, образовывали длинный хвост. Лицо существа, с правильными и вытянутыми чертами, подчёркнутое разводами грязи и сукровицы; белёсое от извести густо покрывавшие кожу, блестело на солнце. Сильные руки схватили скаута за грудки и потащили прочь, выдёргивая из скопления прочих конечностей. Макс ловко ухватился за влажное горло существа. То закашлялось, но добычи из рук не выпустило, медленно оттаскивая его куда-то в сторону.

К этому моменту Крыс наконец зачистил пятачёк вокруг себя, и пока недруги вновь не лишили его свободы действий, выхватил из кармана разгрузки длинный серый цилиндр дымовой гранаты, дернул предохранительный шнур, и бросил её в скопление мутантов, почти что себе под ноги.

Воздух мгновенно наполнился едким оранжевым дымом: режущий глаза, дерущий горло и не дающий толком дышать, он, тем не менее, выполнил поставленную перед ним задачу. Потеряв ориентацию в пространстве, пепельные существа начали хвататься друг за друга, судорожно всматриваясь в пойманное, и убедившись в том, что это конечность собрата, крутились вокруг своей оси, силясь отыскать пропажу.

- На одиннадцать! - скомандовал Крыс, и рванулся вперёд, постепенно смещаясь к левому краю дороги.

Макс указания не понял, да оно его в данный момент и не волновало. Вцепившись изо всех сил, в горло всё того же существа, тащившего скаута дальше по дороге, Макс душил его в надежде хоть немного ослабить хватку цепких пальцев. Неожиданно могучая рука схватила его за шиворот и рывком поставила на ноги, походя отшвыривая мутанта в сторону. Франк наградил Макса увесистым пинком в направлении неумолимо продвигающегося вперёд и методично расчищающего дорогу одиночными выстрелами Крыса. Затем Темплар быстро опустил на землю Игоря, которого держал то ли на плече, то ли подмышкой, и направил его тем же курсом. Развернувшись, он одним лёгким движением перезарядил винтовку, магазин которой, вестимо, опустел ещё в самом начале боя. И попятился вслед за остальными, прикрывая отход группы.

- Почему они не стреляли? - Взревел теист, ускоряя шаг.

И правда, Макс тоже заметил, что почти у каждого существа было с собой хоть какое-то оружие: или старинный автомат, или самодельный арбалет... или, на худой конец, праща. Но применять их по назначению мутанты не спешили.

- Видимо, мы нужны им живыми, - озвучил Крыс самое логичное, что пришло ему в голову, когда группа, наконец, вырвалась на оперативный простор, ступив на вытоптанную поляну, раскинувшуюся сбоку от центрального, кубовидного ангара.

Похоже, преследователи не спешили бросаться в погоню, они обходили поляну по кромке, не отваживаясь ступать на вытоптанную землю. Лишь теперь они взяли в руки оружие и периодически стреляли под ноги скаутам, указывая тем самым, что путь назад в лес им заказан.

Озирая по сторонам, скауты под радостное улюлюканье местных аборигенов проследовали за угол гигантского железобетонного куба, туда, где, по всей видимости, находился центр поляны.

События последней четверти часа и без того напоминали Максу какой-то адский калейдоскоп, но теперь: время, пространство, голоса спутников и крики мутантов, вовсе закрутились чудовищным вихрем в его голове.

Сбоку что-то громко заскрежетало. Крыс обернулся. Глаза его расширились и стали похожи на два блестящих круглых медальона.

- Твою мать... - только и смог он вымолвить, прежде чем опрометью сорвался с места.

Он ухватил за шиворот первого попавшегося участника своей группы, которым оказала Игорь, и протащил его волоком, по меньшей мере, двадцать метров не сбавляя скорости и, похоже, даже не замечая веса парня, который беспомощно дрыгал ногами, катясь на пятой точке за долговязым скаутом.

Макс тоже успел краем глаза заметить нечто подобное внушительному утёсу, оживающему подобно древним полубогам, и с металлическим скрежетом распрямляющемуся вставая на ноги после тысячелетнего сна. Не успев сделать и шага, скаут почувствовал, как голова его налилась тяжестью и болью, казалось, её сейчас разорвёт изнутри, а давление в ушах было столь сильным, что Макс обхватил их руками и заорал от боли. В глазах пошли кровавые круги. Франк, осевший на колени в полуметре от него, схватил парня за локоть и пополз прочь, цепляясь кованым кантом подошвы ботинок за иссохшуюся, выжженную землю. Но через мгновение боль отступила так же неожиданно, как и появилась, оставив после себя странную пустоту.

Теист с рёвом поднялся на ноги и схватив за плечё ещё не успевшего опомниться Макса потянул его за собой.

- За угол! - гаркнул он, указывая на буйство зелени, видневшееся из-за обшарпанного края серой стены ангара.

Макс к этому моменту уже успел подняться на ноги и старался не отставать от Франка, когда почувствовал, как кожу его обожгло, будто на него вылили чан с кипятком, и это вновь заставило его одурело вскрикнуть. Франк, похоже, тоже почувствовал что-то подобное, и громко взвыл. А в нескольких метрах от них уже распрямлялся второй стальной исполин, вытягивая вперёд могучую руку с огнемётом. Макс из последних сил ускориться. Едва держась на ногах и жадно хватая воздух ртом, он попытался схватиться за плечо теиста, чтобы найти хоть какую-то опору. Но мгновенно отдёрнул обожженную ладонь, которая тут же начала покрываться красными пятнами. Панцирь Франка раскалился, как минимум градусов до ста, но Темплар держался стойко, хотя из-под доспеха, в местах, где он касался кожи, виднелись серьёзные ожоги. Струя огня ударила в нескольких метрах надо головами, и ушла в направлении Крыса и Игоря продолжавших двигаться вдоль поля. За их спинами мгновенно образовалась огненная стена, которая впрочем, лишь способствовала тому, чтобы укрыться от назойливого внимания гигантов.       Игорь поднялся на ноги и теперь нервно семенил за долговязым скаутом. Они тоже успели испытать на себе и ультразвуковой удар, и действие СВЧ-излучателя, правда в силу природной расторопности Крыса эффект получился не столь ошеломляющим, хотя Игорю до сих пор казалось, что он не перебегает поляну с выезженной землёй при вполне нормальном температурном режиме, а переплывает бассейн с чрезмерно перегретой водой.

Справа, в тени леса орали мутанты, поначалу одобрительно и весело, затем, когда Игорь и Крыс миновали ангар - возмущённо и расстроено. На противоположенной стороне поляны их никто не встречал, да и не мог их здесь никто встретить. Противоположенной стороны поляны просто не существовало но Крыс это понял лишь когда земля резко пошла под уклон. Впереди зияла огромная трещина, разорвавшая земную твердь - следствие тектонических процессов вызванных ядерным конфликтом. На другой стороне трещины кипела жизнь, и густые заросли высились над отвесной стеной пропасти. Но между той стороной и Крысом было десять метров пустоты. Здесь же, на этой стороне трещины, не было почти ничего кроме голой земли. Все деревья, за исключением самых могучих, уже давно сползли в пропасть, а те немногие, что ещё цеплялись за край обрыва, уныло взирали вниз, предвкушая свой безрадостный конец.             Уцепиться здесь было не за что, и Крыс заскользил вниз, отчаянно стараясь добраться до ближайшего дуба нависшего над бездной. Позади, Игорь с рёвом цеплялся за жизнь, отчаянно работая руками и ногами.

Ещё мгновение, и твердь под ногами кончилась, Крыс так и не успел добраться до дуба, но, сорвавшись в низ, он тут же уцепился за толстенные корни, расходившиеся на десяток метров в стороны от ствола. Нога долговязого скаута налилась тяжестью, он посмотрел вниз и увидел Игоря, вцепившегося двумя руками в конечность. Крыс покрепче схватился за корень левой рукой, а затем, быстро, молча и безэмоционально вытащил свободной рукой кусок верёвки из рюкзака, вытянул карабин, и ловко прихватил стальным крюком Игоря за ремень, не особо полагаясь на крепость рук товарища по несчастью.

Почва под дубом осыпалась, образовав внушительный козырёк со свисающими плетьми корней над головами скаутов. Разлому было много лет, и в нём уже успело образоваться изрядное количество небольших гротов, здесь же торчали искорёженные трубы систем жизнеобеспечения древней базы и остатки канализационной системы, представлявшей собой обширную, хотя и искорёженную трубу, высотой и шириной почти в человеческий рост. Внизу, метрах в тридцати, бушевал водный поток, а в стороне от выжженной поляны, видимо прямо за ангаром, чернели подземные этажи длинного здания с массивной спутниковой тарелкой, похоже, их было три или четыре, столько же, сколько и надземным. Разорванное почти пополам здание (точнее говоря, его ближайший кусок) виделось теперь самым спокойным местом посреди неспокойного военного объекта, туда Крыс и решил направиться. Путь хотя и выглядел сложным, но не сулил, по его мнению, никаких смертельных опасностей. Гроты, трубы и массивные корневые системы ещё цепляющихся за почву деревьев, вполне позволяли неспешно добраться до точки назначения.

* * *

Франк вломился в лес, обламывая частые ветки и примяв какой-то жалобно затрещавший кустарник. На мгновение ему показалось, что здесь тихо и пусто, но как только он успел об этом подумать, в его нагрудник вцепились пепельные руки, вынырнувшее из папоротников под ногами. Впрочем, мутант тут же заверещал, отдёргивая обожженные конечности, Франк не размышляя ни секунды, свернул ему шею. Максу это движение напомнило то, которым Эвелин утром вкручивала лампочку в проржавевший патрон, впрочем, ей это упражнение давалось с куда большим трудом, чем у теиста получилось раздробить несколько позвонков, выворачивая голову бедолаги почти что на 180 градусов. Поодаль вскинулась ещё одна фигура, но ту же рухнула в зеленый, жужжащий и стрекочущий на разные голоса, подлесок, нашпигованная свинцом, даже не успев поднять оружие. Ещё три фигуры сорвались с места, не помышляя уже ни о чём, кроме бегства, но пули догнали и их. Франк быстро добрался до ближайшего недруга, и вырвав оружие из рук, сводимых предсмертной судорогой, передал его Максу в замен потерянного ещё на дороге. Макс даже не сразу понял, с какой стороны следует держать этот чудо местной туземной инженерии. Приклада здесь, по сути, не было, стреляло это нечто пистолетными патронами, заряжавшимися в обойму представлявшую собой две сваренные направляющие рельсы, с закреплённой между ними пружиной. Курком здесь служил гигантский рычаг, располагавшийся сбоку от ствола.

Впрочем, помощь Макса не потребовалась, и ему не пришлось на ходу разбираться с этой не вполне понятной конструкцией. Мутантов здесь было мало, видимо они не часто ходили за ангар. Те, что попадались на пути, спешили сбежать или затаиться, но Франк не был намерен упускать ни одного, расправляясь с каждым попадавшимся ему на глаза.

Вскоре они упёрлись в невысокое длинное здание, которое было видно ещё от ворот военного объекта. Пустое и неплохо сохранившееся оно как нельзя лучше подходило, чтобы перевести дух. Тем более, Франк уверил Макса, что Крыс наверняка рано или поздно придёт именно сюда, если он, конечно, выжил. Просто потому, что здесь проще всего обезопасить себя от местных аборигенов. Найдя на втором этаже, у самого обрыва, комнату, из которой открывался отличный вид на всё окружающее пространство, и прямо у дверей которой, имелся выход на крышу, куда вела длинная винтовая лестница каким-то чудесным образом минующая верхний этаж (видимо, когда-то здесь располагался командный пункт, требовавший беспрепятственного и немедленного выхода к тарелке и коммуникациям), они смогли, наконец, перевести дух.

Макс рухнул на голый бетонный пол и мгновенно заснул. Ему снилась дорога, всё та же: маслянистая и неприятная кроваво-ржавая лента, извивающаяся и как плеть подгоняющая его вперёд.

* * *

Крыс и Игорь добрались до строения, когда над лесом начали сгущаться сумерки. Здесь на втором этаже они нашли снявшего тяжелые доспехи Франка, глядящего в окно. Он устало взирал на ангар и выглядывающую из-за него поляну, чуть дальше возвышался холм с малоэтажной застройкой, который теперь наполнялся огнями. Судя по всему, существа населявшие базу не особо жаловали ночную охоту, да и вообще не любил шататься по ночам вдали от родных укрытий.

Макс крепко спал прямо на полу, свернувшись калачиком посреди комнаты.

Игорь сбросил рюкзак, ослабил шнуровку ботинок и тяжело кряхтя опустился на холодный бетон, стараясь устроиться поуютней в более менее светлом углу. Когда ему это наконец удалось он вынул из кармана блокнот, погрыз изрядно затупившийся карандаш и стал что-то писать. Но уже совсем скоро веки его налились тяжестью, а карандаш начал вываливаться из ослабевших пальцев и стоило немалого труда, раз за разом концентрироваться на мысли, которая должна была найти своё отражение на бумаге. Минута, ещё одна, и он, подобно Максу, провалился в мир снов.

Крыс стоял рядом с Франком и смотрел то на ангар, то на залитый светом холм. Ночь спустилась на лес, раскрасив небо мириадами звёзд и полным, ярким диском Луны.

- Зачем он вам? Он же ничего не умеет... он же бесполезный.

Франк продолжал смотреть куда-то вдаль, и ничто не указывало на то, что вопрос адресован Крысу. Могло показаться, что он сказал это для себя; высказал мысли вслух; или задал риторический вопрос.

Долговязый скаут едва заметно повернул голову в его сторону, но смотрел он не на теиста, а боковым зрением оценивал, что происходит у него за спиной. И Игорь и Макс крепко спали, забыв обо всём на свете. Крыс небрежным жестом указал на дверь и зашагал к лестнице, что вела на крышу.

Поднимались в полной темноте, единственным источником сета здесь были звёзды, любопытно глядевшие в тесный колодец, на стены которого опиралась обветшалая лестница.

Наверху было удивительно светло. Даже слишком. Так, что первые пару секунд хотелось зажмуриться. Небо было безоблачным и всё, что могло на нём блестеть, гореть и сверкать, изливало весь запас своего света на землю.

Крыс подошел ближе к парапету, точнее - к тому, что от него осталось, у края стены.

- Так зачем? - в полный голос, звонко повторил Франк. - Вы прониклись к нему отеческими чувствами? Или может быть поставили себе цель: сделать из самого никчемного существа на сотни километров вокруг, человека способного на многое!?

- Да нет конечно, - не сделав смысловой паузы, почти в одно слово произнёс Крыс.         - Ты, я думаю, и сам уже давно всё понял, лейтенант.

- Я всё понимаю, но он же совсем никчемный!

- А может это его шанс сделать что-то важное для человечества, оказать ему неоценимую услугу, так сказать...

- Ценой своей жизни?

- А даже если и так! Если можно спасти тысячи жизней, пожертвовав сотней, то это необходимо сделать... а тут - не сотней, и не раде нескольких тысяч... счёт может пойти на миллионы! - Крыс сплюнул. - К тому же его никто не заставляет умирать... он не сакральная жертва послушно идущая на убой. Он просто сыграет свою роль.

- Знаю я эти роли, не многие их переживают.

- Я его убивать не собираюсь. - Отрезал Крыс.

- Я так понимаю, есть и другие, куда более честолюбивые участники этого действа.

Крыс оставил эту реплику без внимания. Решив, что тема разговора исчерпана, он уверенным шагом направился к лестнице.

- Я вспомнил! - бросил ему в след Франк.

- Что?

- Вспомнил ещё утром перед уходом из города...

Крыс остановился и обернулся.

- Я видел вас однажды... на фото.

Долговязый скаут метнулся назад, сбил Темплара с ног и нанёс ему несколько ударов наотмашь. Тот не сопротивлялся, ему от чего-то стало смешно.

- Это не повод!.. цели Ордена священны!.. даже если дезертир!.. это не повод!.. это единственный путь из всего этого говна!

Крыс неистово работал руками и ногами пока фонтан неконтролируемой злобы не иссяк. Теперь он полуприсев упирался руками в колени и тяжело дышал.

- Какая странная реакция, - выдавил из себя он, едва переведя дух.

Франк утёр окровавленные губы, внимательно ощупал щёку, затем залез под неё двумя пальцами и вытащил выбитый зуб. Похоже, он не собирался ничего отвечать.

- Ах, ну да, точно, ты же видел фото!

Крыс уселся на край вентиляционной отдушины. Ему потребовалось несколько минут чтобы прийти в себя.

Успокоившись, он неожиданно и кардинально переменил тему разговора.

- Что с Отто, где он сейчас?

- Паладина Герике больше нет... он пропал без вести за девятнадцатым квадратом. - Франк с трудом поднялся и присел на колено, а затем неуверенно добавил, - мне жаль...

- Какого чщ-чорта?.. - на Крыса вдруг стало больно смотреть. Он скрипнул зубами, крепко сжал губы, так, что они стали белыми.

Франк понял, что именно сейчас стоит объясниться, и начал свой рассказ:

- Я Франк Феннан, командир второго взвода Темпларов из личной охраны            Паладина. Пять месяцев назад наши дальние кордоны засекли странные сигналы с юга, они шли из-за двадцать второй параллели. Никто не мог их расшифровать или хотя бы понять их смысл. Великий Паладин решил снарядить экспедицию. Но многие были против. Тогда он психанул и сказал, что пойдёт сам... и приказал нам готовиться к экспедиции...

- Чушь! Бред! Да там не живёт никто... там вообще нельзя жить... там только соль, песок и серные испарения!

- Живут... - тихо, с дрожью в голосе поправил его Темплар. - Сначала мы, и правда, думали что это действие газов и жары... но это было что-то психотропное. Беспричинный животный ужас, истерики, неконтролируемая агрессия.

У Франка пересохло в горле, а на лбу выступили крупные капли пота.

- Мы шли всё дальше, Паладин Герике всё никак не хотел останавливаться и поворачивать назад. Там даже солнце было невидно, сплошная песчаная буря. Мы потеряли весь провиант, он просто исчез, а потом двое бойцов сошли с ума. Они перерезали остальных в своей палатке, насадили их головы на колья, и начали вокруг них плясать, произнося странные заклинания на непонятном языке. Стас говорил потом, что они, вроде как, жаловались ему, что эти слова постоянно звучат у них в голове... Стас, это командир взвода Патриархов... тоже из личной охраны... А потом мы увидели транспортный челнок. Наш транспортный челнок! Совсем новый, будто только из сборочного цеха. Стас с ребятами пошел проверить, что за чертовщина... А там были они!.. В общем, мы остались прикрывать отход остальных когда Стас не вернулся... Это были Твари Пустоты и в глазах у них была Пустота! Кромешная и непроглядная!.. Я потерял почти всех... Я больше не мог... Это было в девятнадцатом квадрате, что было дальше, я не знаю. Из одного радиоперехвата я слышал, что спутниковая разведка нашла у горных хребтов разодранную в лоскуты палатку... одну... последнюю... без признаков жизни.

Крыс сидел сгорбившись и обхватив голову руками.

- Пади прочь, видеть тебя не могу, - дрожащим голосом произнёс он.

* * *

Ранним утром, когда солнце ещё даже не показалось из-за деревьев, но уже осветило небо, группу поднял душераздирающий вопль.

У окна стоял Крыс и глядел на поляну немигающим взглядом, лицо его не выражало никаких эмоций.

Похоже, всё самое ужасное из того, что происходило на поляне, скрывал угол ангар, зато опушка на противоположенной стороне поляны, просматривалась великолепно.

- Ими управляют "Прокаженные", - заметил Франк.

- И это вполне естественно, - отозвался Крыс.

На опушке, впереди всех прочих существ стояли три фигуры. Они поочерёдно вздымали руки к небу и вопили что-то нечленораздельное, видимо, воздавая хвалу солнцу. За их спинами, обтекая мощные стволы  и шелестя кронами деревьев, клубилась пепельная масса, то взрывавшаяся хором призывных голосов, то почтительно затихавшая.

Неожиданно, опушка громыхнула радостными воплями, к которым примешивался женский визг и плачь ребёнка. На край поляны вытолкали женщину. Она прижимала к себе ребёнка лет четырёх-пяти, и бешено озиралась ища помощи. Но помощи ждать было неоткуда и оставалось надеяться только на чудо. Её вместе с ребёнком обмотали толстым синтетическим тросом и толкнули на поляну.

Воцарилась гробовая тишина, которую прерывал лишь свист болтов, которые с изрядной периодичностью "Прокаженные" выпускали из богато украшенного, переливающегося на солнце, арбалета. Оружие они передавали друг другу с какими-то непонятными реверансами и поклонами. Болты втыкались в землю у ног женщины заставляя её отпрыгивать всё дальше от опушки леса и всё ближе к воротам ангара. Она пыталась освободиться от пут, но хотя верёвка и казалось довольно эластичной, сделать этого никак не удавалось. Затем, поняв, что лишь зря тратит силы, она стала высвобождать руки, чтобы освободить ребёнка, но сделать этого не успела. Болт задел и глубоко ранил ступню. Женщина вскрикнула и повалилась на землю, перекатившись по инерции вперёд, она скрылась за углом серого куба. Падая, ей всё же удалось освободить ребёнка, и тот рванул прочь подгоняемый криками матери. Затем крик её превратился в протяжный вопль, а ещё через мгновение всё стихло. Ребёнок резко обернулся и неловко попятился. Земля за спиной, совсем неожиданно для него, начала уходить из-под ног и он кубарем покатился к чернеющей расщелине... издав лишь короткий отчаянный возглас, он исчез в темноте.

Франк бросился к обломанному краю здания, что нависал над пропастью, но тут же в отчаянии вернулся обратно...

Ветер подул от поляны, в сторону длинного здания, принеся жуткий смрад горелой человечины. Игорь хотел было отбежать, но успел лишь отвернуться, прежде чем его вывернуло.

Тот "Прокаженный", что сделал последний выстрел из арбалета, положил оружие на землю, и начал о чём-то задумчиво рассуждать, указывая скрюченным, обмотанным какой-то ветошью пальцем то на трещину, то на ангар, но на поляну. В итоге, будто бы собрав все свои реплики воедино, он воздел руки к небу и что-то проорал. Крик его был одобрительно встречен толпой пепельных мутантов.

- Они гадают, - неотрывно глядя куда-то вдаль, произнёс Крыс.

Макс ошалело смотрел то на него, то на выжженную поляну, то на стремительно пустеющую опушку.

- В основе всех таких гаданий лежит один единственный, очень древний принцип. Вера в предначертанность случайностей. На ней были основаны обряды всех древних народов. Впрочем, я совсем не уверен, что среди всех этих обрядов был хоть один столь же жестокий и бесчеловечный.

Крыс потёр виски.

- Они всегда производят один и тот же набор действий, но люди, которых они выталкивают на поляну, каждый раз ведут себя по-разному, да и "Титаны" могут воспользоваться разным вооружением для нейтрализации угрозы... и, видимо, каждый из "Прокаженных" имеет свою трактовку случившегося, а слово имеет тот, чей выстрел был последним.

- Это не "Титаны", - раздался откуда-то сзади голос Игоря.

- Что?.. - Крыс как будто очнулся, перестав высказывать в пустоту мысли и идеи ясные только ему.

- Это не "Титаны"!

- Ах да! - Крыс метнулся к рюкзаку, окончательно вернувшись в реальный мир из страны собственных размышлений. - Вот, - он протянул Игорю компьютер и вновь зарылся в недра рюкзака.

- Я видел такой недавно... одна моя знакомая делает такие, - Макс подошел поближе и теперь с любопытством разглядывал лэптоп.

- Неужели?! - наиграно воскликнул долговязый скаут, всё ещё роясь в своей поклаже.

Наконец он достал искомую вещь и уселся рядом с Игорем, уже успевшим включить технику.

- Это не "Титаны", - продолжал тот, - это "Агрессоры".

- У нас есть две проблемы: первая, это боевые машины у ворот ангара; вторая - местное население. Нужно обойти роботов и остаться незаметными для мутантов. По-хорошему, надо бы чтобы они вообще исчезли, потому как пятиминутного их отсутствия нам будет недостаточно... Держи! - Крыс протянул парню шар более всего напоминавший бутон какого-то фантастического цветка, готовый вот-вот распуститься. Шар состоял из гнутых листов блестящей стали собранных внахлёст и закреплённых на общем основании. Сквозь мелкие щели между лепестками, проглядывал внутренний мир устройства, напичканный какими-то кристаллами и микросхемами.

- В этом блоке памяти должно быть все, что можно было выловить из эфира и остатков электронных систем в радиусе нескольких сотен километров. - Добавил он, передавая шар Игорю.

Парень быстро нашел, как его подключить к компьютеру, и восхищённо присвистнул.

Франк взглянул ему через плечо, на экран по которому уже поползли ряды цифровых кодов.

- Пятьсот зеттабайт информации?! Да вы, видимо, на крыше нашли мощнейшую метеорологическую и радиолокационную установку, которая десятилетиями сканировала окружающее пространство, - ехидно обратился он к Крысу.

- Одну из лучших в своём роде!

С этими словами Крыс схватил Темплара за плечо, и потащил в ближайший дверной проем, бросив Игорю, чтобы тот работал и не отвлекался.

- Есть деловое предложение! - Быстро произнёс он, как только удостоверился, что они остались наедине.

Франк ничёго не отвечал, ожидая продолжения.

- Как бы не развивались события, мы в любом случае спустимся сейчас в низ и пойдём к ангару чтобы его открыть. Там мы должны разделиться. Ты пойдёшь с моим подопечным, и заделаешь так, чтобы он почувствовал себя героем, поверил в это... Он должен чувствовать себя настоящим взаправдашним героем, даже если он на протяжении всего пути будет прятаться у тебя за спиной!

- И что потом?

- А потом ты должен исчезнуть... испариться... чтобы все мы благополучно забыли о твоём существовании.

- И что взамен?

- Тебя перестанут считать дезертиром, ты сможешь заниматься, чем захочешь, не опасаясь преследований. Ты даже сможешь обосноваться на каком-нибудь окраинном форпосте! А если всё пойдёт совсем гладко, даже офицерское звание сохранишь!

- Подобные прошения всегда отклоняют!

- Я таких прошений никогда не подавал... Моё не отклонят!

- А если вы не переживёте этого боя?

- Жизненный опыт подскакивает мне, что скорее его не переживёшь ты, чем я.

Поколебавшись, Франк кивнул.

- Но никогда... слышишь?! НИКОГДА больше не попадайся на моём пути!

Франк кивнул второй раз.

Крыс толкнул его обратно в направлении комнаты и зашагал следом.

- Не дрейфь лейтенант, может ещё капитаном станешь, - шепнул он на ухо Фраку пока они шагали назад, крепко сжав плечё своёй крепкой ладонью. - Если всё совсем уж хорошо пройдёт...

Франк невесело хмыкнул.

К их возвращению Игорь подготовил целую тираду:

- Как я уже сказал, это "Агрессоры" - древние оборонительные боты, на основе которых GDI спроектировали "Титанов". У этих куда больше брони, они медлительны и неповоротливы, а ещё у них нет навигационной системы... ну, она им просто не нужна, самое сложное, что они могут делать, это - патрулировать периметр. Я перепрограммирую их на преследование цели!

На экране высветилось изображение бота, и Игорь продолжил объяснять.

- Эти "Агрессоры" укомплектованы акустическим оружием и способны на мощную атаку ультразвуком, - он указал на полусферу, расположившуюся над правым плечом робота изображенного на схеме. - Ещё у него есть СВЧ-излучатель, по сути, их три, но они скомпонованы воедино на одной из конечностей. - Одна из рук бота была увенчана здоровенным тюльпаном с тремя лепестками-антеннами и тремя "пестиками" на концах которых были закреплены облучатели. - Обе эти системы можно использовать и как нелетальные... ну... просто отпугивать зашедших в зону поражения, и как летальные: микроволновыми излучателями можно иссушить человека до состояния мумии всего за пару секунд, а мощности их ультразвукового удара хватит, чтобы раздавить любую технику и превратить железобетонное или кирпичное здание в мелкий щебень. Ещё у них есть огнеметы, а ещё когда-то были ракеты, - Игорь указал на отмеченные красным фермы с направляющими рельсами для установки зарядов. - Но, похоже, они давно истратили весь боезапас.

Игорь потёр лоб и пригладил взъерошенные волосы.

- И боты, и станционные передатчики до сих пор посылают сигналы через спутник, но уходят они естественно в пустоту. Здесь есть все коды и пароли, открыть ангар и перепрограммировать "Агрессоров" особого труда не составит. Я перепрограммирую машины на атаку и преследование цели! Но... - Игорь осёкся. - Но кто-то должен будет атаковать их, и увести за собой в гнездовище этих тварей. - Парень зыркнул в сторону окна, где виднелся холм. - Агрессоры будут крушить там всё что будет попадаться на пути, пока всех не уничтожат, а когда уничтожат, пойдут дальше. Лес кишит всякой живностью, они всегда будут видеть перед собой какую-то "угрозу". Они будут двигаться, пока не кончится заряд аккумуляторов или пока не свалятся в расщелину. Назад они вернуться не смогут, как я уже сказал, у них нет навигационной системы.

Крыс коротко взглянул на Франка и тот как по команде отошел к окну, меряя глазами расстояние, которое ему в скором времени предстояло преодолеть.

- Выдвигаемся, - скомандовал долговязый скаут, начав ритмично утрамбовывать вещи в рюкзак.

Франк потянулся к нагруднику. Макс и Игорь тоже бросились собирать свой нехитрый скарб.

Они вышли из здания черед окно первого этажа и подгоняемые Крысом бросились вдоль расщелины.

- Я с Игорем! - Долговязый скаут положил руку на плечё Макса так сильно, что это было скорее похоже на удар. - Ты пойдёшь с Франком!

- Куда?! - Тревожно выдохнул Макс, голос его дрогнул. Он почувствовал, как его начала пронимать мелкая дрожь, а ноги подкосились.

Франк был уже далеко впереди, он остановился в паре метров от того места, где оканчивался лес, и начиналась выжженная поляна. Теперь он сквозь кусты осматривал прилегающую территорию.

- Мутанты и так бы померли конечно, ты же слышал про бурю которую предрекала Эвелин? Тот радиационный фон, который принесёт эта буря, им не пережить. Но нужно убрать их именно сейчас! Они не заслуживают жизни!.. Ну и конечно надо убрать охранение от ворот ангара. Этим вы и займётесь.

Макс вдруг заинтересовался сказанным про бурю.

- Она читала какое-то заклинание.

- Какое заклинание?

- Ну, она там что-то заклинала семью и десятью, а потом ещё каким-то интервалом.

- Это не заклинание. Правило семи/десяти позволяет высчитать время снижения радиации. После достижения пика, радиация падает в десять раз, во временном интервале начиная от часа, и умножая каждую следующую величину на семь. Ну, то есть: в десять раз после одного часа, ещё в десять - через семь часов, дальше 49, потом 343 часа, ну и так далее. Правило двух/четырёх... ну тут всё просто, увеличение расстояния до источника радиации в два раза снижает радиационный фон в четыре раза. Они так и спасались долгие годы, ну, в смысле - городские мутанты. Забирались повыше от радиоактивного облака пыли, а потом высчитывали время, пока радиация спадёт после его ухода.

- А та буря, которую они теперь ждут, она до нас дойдёт?.. ну... в смысле - до нашей колонии.

- Наверняка... и многие погибнут, защиты от этой напасти в колонии нет, и облучённых будет прорва.

- Но мы же можем защититься как они, колония стоит на возвышенности, плюс искусственное плато... и если выстроить бараки в высоту, то...

- Конечно можем... но не думаю, что Бофферу эта мысль придётся по душе. - Крыс сморщился. - Ему плевать! Хочешь помочь колонии, изложи свою идею людям. Генерала лучше оповестить уже после того, как оповестишь людей.

- А ты?

- А что я? Это же твоя идея. К тому же, я всегда и везде чужак, для всех и каждого. Меня и слушать не будут. Вот вернёшься и займёшься спасением сограждан!

Крыс ободряюще хлопнул парня по плечу, на этот раз куда мягче. Затем жестом остановил его, и парой широченных прыжков преодолел расстояние до Франка.

- Что там?

- Пусто. Ни души. Все наверху сидят.

- Отлично!

- Что за бред про колонию, высотой бараков достающую до небес?!

- Не твоё собачье дело!

- Готов?! - обратился Крыс к Игорю, расположившемуся у самых его ног.

- Да, боты перепрограммированы!

Франк интенсивно замахал рукой, подзывая Макса. Тот засеменил к нему на подкашивающихся ногах. Лицо его побледнело, голова кружилась, а сердце выпрыгивало из груди.

Теист стащил с плеча штурмовую винтовки и приладил к ней штык-нож. Затем покрутил оружие в руках, отсоединил штык и впечатал винтовку в грудь Макса.

 - Держи! И выкинь эту хрень! - Франк указал на тот странный самопал, который вручил парню прошлым вечером.

 Макс подчинился.

 - Сейчас, на поляне, беги быстро, как только можешь.

 - Затвор передёрни!

 - У них дальность действия не больше пятисот метров. Смертельная - до двухсот, не больше. но, всё равно, держитесь на дистанции метров в триста!

 - Когда я крикну "очередь" надо развернуться и дать очередь в сторону машин!.. Понял?!

 - Огнемёт у него мощный, метрах на полтораста достанет!

 - Заберешься на холм, беги вперёд... Цепляются за тебя?! Кусают?! Внимания не обращай! Просто беги пока машины на мутантов не переключатся!.. А там уж ищи укрытие.

 - Если видишь, что на мутантов переключились, уходи им под левое плечо, им так ни микроволнами, ни ультразвуком по тебе садить не получится... только огнемёт, но он всего на сто пятьдесят метров!

 - Но всё равно, если кричу "очередь" - развернись и дай очередь по машинам. Даже наверху!

 - Они хоть и медлительные, но по полю быстрей вас пойдут... По лесу, если повезет, оторвётесь...

 Макс не различал голосов, все они слились воедино. Что там говорил Крыс, что Игорь, что Франк, он не разбирал. Его трясло. Он не мог припомнить, чтоб когда-то до этого ему было столь же страшно как сейчас.

 Франк перекладывал штык-нож из руки в руку и, казалось бы, чего-то ждал. Неожиданно он толкнул Макса вперёд!

 - Пошел! Пошел!!

 Мир закрутился, а потом сузился до того состояния, когда видишь только то, что перед тобой, а потом ещё кажется, что всё это было не с тобой, будто ты смотрел на происшедшее со стороны...

 - Очередь!!!

 Макс обернулся и увидел две едва движущиеся громады. Он, не целясь, дёрнул за спусковой крючок. Отдача едва не вырвала винтовку из его рук.

 - Вперёд... быстрее... быстрееей!!! Слышался голос теиста. Вероятно, он бежал совсем рядом, но Макс его не видел и казалось, что голос сам собой возникает в его голове.

Сзади послышался скрежет, затем раздались шаги... Шаги ускорялись... Земля под ногами мелко завибрировала.

Перед глазами мелькало что-то белое, видимо это была спина Франка.

- Направо!

- Налево же?!

- Огнемёёт!!! - Тут же, рядом со скаутом материализовалась рука, и пихнула его в левое плечо.

Через секунду, совсем рядом, ударила струя пламени, прочертив длинную огненную дорогу до самой опушки леса и даже дальше, так, что огнём занялись несколько деревьев, и пламя поползло в стороны, с невероятной скоростью осваивая всё новые и новые пространства.

Скаут невольно обернулся и увидел нависающую над ним махину. В ракетной установке "Агрессора", от которой теперь остались только фермы из направляющих рельс, проросло какое-то деревце. В стыках брони зеленел мох. Но это делало робота лишь ещё более угрожающим. Второй бот немного отставал, печатая шаги и вытягивая вперёд "тюльпан" из СВЧ-излучателей.

- Влево!!! Левее! Левееей!

Макс метнулся в сторону, а воздух затрещал и наполнился жаром. Следом, будто кровь ударила в уши, как это бывает при перепадах давления, но удар был чрезвычайно сильным, таким, что Макс стреножился, но тут же оттолкнулся от земли и рванул вперёд.

Он всегда боялся огня, но в этот раз ни мгновения не сомневаясь, влетел в объятый пламенем лес.

Спотыкаясь, но поддерживая друг друга, скаут и Темплар неслись вперёд, перескакивая через поваленные стволы деревьев и неглубокие канавы. Интенсивно прорываясь через кустарник и поднимая клубы пыли вперемешку с палыми, хрустящими листьями, полнившими подлесок.

"Агрессоры" замешкались на опушке, видимо сбитые с толку обилием новых целей, и вроде бы начали уже поливать огнём какой-то особо приглянувшийся им участок леса.

- Очередь! - Скомандовал Франк, когда они, наконец, смогли оторваться на почтительное расстояние. - Ещё очередь!.. Ещё одну!

Боевые машины мгновенно отреагировали и незамедлительно пустились в погоню, хотя движение по пересечённой местности давалось им с изрядным трудом. Но шли они, всё же, весьма бойко.

- Пошли-пошли-пошли!! - поторопил собрата Франк.

На холме они оказались удивительно быстро. Максу, прибывающему в шоковом состоянии, и вовсе показалось, что путь от опушки до вершины занял всего несколько секунд.

Там, наверху, уже царила паника. Им навстречу уже бежала целая орава пепельных существ. Но Франк, тем не менее, уверенно скомандовал Максу развернуться и дать очередь по ботам.

Первого мутанта теист ловко поймал на противоходе, с размаху всадив ему нож под рёбра, второму вогнал остреё в шею и развернул его лицом к остальным приближающимся тварям, ловя на его голый торс камни, стрелы и пули.

Они вновь рванули вперёд. Франк работал ножом, Макс беспорядочно палил, расчищая путь, и периодически работал прикладом.

Здесь всё было завешано каким-то тряпьём, превращая гнездовище мутантов в настоящий лабиринт. Здания тоже были забиты всякой тканью и бумагой, о целях складирования которой в таких бешеных количествах, оставалось только догадываться.

Воцарился хаос. Несколько десяток мутантов, вопя и отталкивая друг друга, пытались укрыться в ближайшем здании. Но лишь они утрамбовались в узкий дверной поём, как его разнесло в клочья ультразвуком, похоронив заживо искавших убежища. По улицам уже текли реки огня. Прямо перед носом Макса несколько мутантов иссохли и упали замертво, а трава под их ногами обратилась пеплом. За спиной разлеталось на куски очередное строение. С неба вновь шрапнелью летели камни. Очередная струя пламени из огнемёта разделила макса и Франка. Макс отпрыгнул вправо и пополз за угол дома. Франк скрылся в клубах едкого дыма на другой стороне улицы.

- Уходи! - услышал Макс слабый и далёкий голос. Впрочем, он не мог поручиться, что это был голос Франка, он даже не мог поручиться, что этот голос ему не почудился.

Пробравшись чуть дальше, скаут наткнулся на тело одного из "Прокаженных", тех самых, которые с утра расстреливали женщину с ребёнком из арбалета. Цепи, которыми была богато украшена его одежда, глубоко вплавились в тело и растеклись по бугристой коже. На лице, пусть даже обильно обмотанном грязными бинтами, отчётливо проступала гримаса боли и ужаса.

Макс пополз дальше, и тут же увидел второго "Прокаженного", он стоял между домами, растеряно озираясь. Скаут вскинул штурмовую винтовку, но выстрелить не успел. Струя огня скользнула по крыше дома за его спиной, и лишь слегка задела улицу. Но этого оказалось достаточно, чтобы грязные одеяния мутанта вспыхнули как просмоленный факел.

Под душераздирающие вопли, Макс двинулся дальше, и вдруг услышал едва различимый женский голос. Двигаясь короткими перебежками, он вбежал на задний двор какого-то двухэтажного особняка, видимо когда-то служившего жильём для офицеров. И тут же увидел кучу клеток беспорядочно сваленных в углу.

Клетки были пусты... все, кроме одной.

- Кто ни будь!! Помогите! - Девушка безуспешно билась ногами в дверь клетки. - Ааа-а-а! - здоровенный валун, отлетевший от одного из зданий неподалёку, расшвырял соседние клетки и остановившись в метре от неё.

Макс дёрнулся в сторону, потом вернулся. Глянул на здание за спиной. Оно было полностью объято пламенем, в небо от него поднимался непроглядный столб едкого чёрного дыма, а из окон выпадало, или, возможно, выпрыгивало что-то горящее. Собрав всю волю в кулак, он рванулся к девушке и понёсся сквозь целые фонтаны взлетающих в небо и падающих дождём камней, один из которых, весьма внушительных размеров, примерно с кулак величиной, угодил ему в плёчё, наполнив всё тело острой болью. Впрочем, это не остановило парня в стремлении добраться до клетки. Он несколько раз, что было сил, ударил прикладом по замку. То не поддавался.

- ААА-а-а! Быстрее!

Совсем рядом полыхнул огонь, едва не опалив Максу затылок, но он этого не заметил, продолжая отчаянно ломать запорный механизм.

Неожиданно, девушка удивительно сильным ударом едва не выломала дверцу, повредив одну из петель. Макс ухватился за покорёженную створку створки и, упираясь ногами в прутья по бокам начал рывками тянуть её на себя. Девушка продолжала отчаянно колотить ногами по створке изнутри. Секунда... ещё одна, и дверь с глухим звоном отлетела в сторону.

Девушка опрометью рванулась из плена, прыгнув удивительно высоко и далеко, как будто это была и не девушка вовсе, а какой-то кузнечик или саранча.

- Туда! - Макс схватил её за руку и потянул вперёд.

- Нет!.. Нет! Обратно! - Запротестовала она и потянула его к центру города. - Я знаю... знаю куда надо!

Сделав не больше десятка шагов, они свалились в какую-то канаву заросшую высокой травой. Здесь виднелась широкая труба, запертая решеткой густо увитой плющом, а над головами у них нависали остатки какого-то кованого забора.

Вопли начали стихать. Где-то ещё слышались стоны, но восновном воцарилась тишина. "Агрессоры" уходили куда-то в сторону, продолжая зачищать лес от всего живого. Здесь же осталась лишь выжженная пустыня. Сгоревшее тряпьё, коим здесь были забиты все здания и улицы, поднятое вверх тёплыми потоками воздуха теперь густо оседало на землю хлопьями гадкого чёрного снега.

Девушка крепко прижалась к Максу, часто дыша и водя по траве босыми ногами. Лицо и руки её были удивительно чумазыми, но лишь они. И шея и плечи и даже ступни ног удивляли неестественной белизной.

- Меня Вера зовут, - тихо проговорила она, подняв большие голубые глаза на Макса.

Она была удивительно, невероятно, сказочно красива: русые волосы, курносый нос и пухлые щёчки. У Макса даже закружилась голова, и он на мгновение потерял дар речи.     Она же прижалась к нему ещё крепче и нежней, едва заметно впившись отросшими ногтями в область сердца.

- Откуда ты здесь?

- Мы ехали по северной дороге... с обозом... они всех утащили, я одна осталась.

* * *

Лес уже давно пылал, а ворота только-только нехотя поддались, ржавый механизм едва двигался, неспешно приоткрывая недра ангара после многолетней консервации.

Выйдя на поляну, Крыс ослабил ремни и снял разгрузку. Штык-нож, мешавшийся на поясе, он вручил Игорю, и приказал хранить как зеницу ока. И теперь, тот, крепко вцепившись в рукоять, держал оружие острием вверх.

Теперь, встав по центру ворот, долговязый скаут гадал, что же так скрупулёзно консервировали и столь тщательно охраняли в этом всеми богами забытом месте?

Внезапно раздался шум. Лэптоп разлетелся в дребезги от удара ноги в окованном ботинке, а на Игоря навалилась здоровенная туша, так, что тот даже не мог вздохнуть.    Крыс тут же получил сокрушительный удар чем-то очень тяжелым по затылку, и рухнул на землю.

Морава, весело заржав, подошел к продолжающим свой неспешный ход створкам ворот.

- Мур!.. Слыш?! Мурлок! Смотри чё тут!

Мурлок не ответил.

Крыс попытался приподняться на руках, но смог только перевернуться на бок.

Морава сделал широкий скачёк вперёд, и тут же раздался оглушительный взрыв.

Лицо Крыса сначала обдало жаром, а затем - влагой. Можно было бы предположить, что это повеяло сыростью из распахнутого ангара, если бы не стойкий запах крови и вкус железа на языке.

- Мины!.. Старые добрые мины!.. Когда все редуты высокотехнологичной защиты пройдены, они всегда встают на пути! - Довольно прохрипел скаут и отключился.

Мурлок выпучив глаза удивлённо и немного обиженно взирал на Игоря. Тот же, в свою очередь, прилагал все усилия, чтобы выползти из-под обмякшей туши. Мурлок хотел что-то сказать, но лишь плюнул кровью в лицо компьютерщику. Продолжавшая набирать влагу одежда неприятно липла к тело. Штык-нож Крыса намертво застрял в брюхе боевика. На месте где секунду назад стоял Морава, образовалось красное облачко, медленно оседающее и превращающееся в обширную лужу. Вряд ли кому-то могло прийти в голову, что эта самая лужа и несколько бесформенных кусков мяса разбросанных по полю, ещё секунду назад были человеком.

Пожалуй, сложно было придумать более нелепый конец!

Долго идти следом. Выслеживать, ждать, скрываться и в итоге за секунду обездвижить противников... а потом умереть от случайно подвернувшегося ножа, и от незамеченной на радостях мины.

"LOT: Наследие Времен"

Трансляция 3-D боя из игры:

Другие трансляции 3-D боев на Twitch