Случайные обои:
Поделиться с товарищами:


Книга Наследие времен:
Плывущий по течению (Глава I "Скауты").

...Отрывистые и сиплые голоса дикарей, как и прежде, раздавались совсем близко. До них было метров пятьдесят, но из-за высокой травы, укрывавшей от взора скаута всё кроме неба и горных вершин, можно было увидеть только нечёткие силуэты человеческих тел, да и то, лишь когда ветер пригибал к земле упругие желтые стебли. "Не хватало еще, чтоб они на ночь лагерем встали" - Макс приподнял голову, но тут же вновь припал к земле.

В нескольких метрах от него высилась зловещая фигура "пожирателя", одетого в массивный панцирь, состоявший из нескольких пластин брони, закреплённых на кевларовой основе с множеством истрёпанных ремней утягивавших броню так, чтобы она удобно лежала на мощном торсе...

Дикарь что-то рявкнул и пошел прочь. Похоже, он дал своим троглодитам команду отходить к реке, поскольку речь их становилась всё тише и сливалась теперь с шумом воды.

Макс не знал, сколько у него времени. Он не знал, уходят дикари или просто продолжат свои поиски чуть поодаль. Он знал лишь то, что ему нужны медикаменты, зашитые в поясной сумке парня, об имени которого он так и не удосужился расспросить.

Скаут ритмично пополз вперёд и уже метров через пятьдесят налетел на...

Весь рассказ →

Плывущий по течению: Глава 2 - "Мёртвый город"

Это был листопад. Макс не сразу понял, но это был он. Крупные рыжие листья кружились в воздухе и заметали асфальт широкого безжизненного проспекта. Когда-то величественный город – огромные джунгли из стекла и бетона, нынче спал вечным сном в плену природного буйства. Нынче здесь гулял только ветер, гоняя по улицам обрывки бумаги и полиэтилена.

Звенящая тишина тревожила. Скауту чудилось, что город этот обитаем. Вот, кто-то украдкой глядит на него из окна третьего этажа; а вот что-то шмыгнуло за угол, и Макс лишь краем глаза успел заметить какую-то тень, какое-то движение.

На самом деле город был абсолютно пуст, то были тени прошлого, а может, больное воображение парня. Макс крутил головой, чутко реагируя на каждый шорох, но всякий раз это оказывался ветер, играющий листьями и мусором. Максу было не по себе... тревожно... боязно. Он так и не решался двинуться с места, битый час стоя на безжизненном перекрёстке.

Листопад не прекращался, и было очень трудно понять, откуда падают листья. Деревья здесь были толстые, приземистые и узловатые. Своей кривизной они как будто бросали вызов мёртвому городу, исполненному правильных форм и прямых линий.

Макс задрал голову, и увидел, что листья падают с неба. Спускаясь и планируя прямо из синей бездны, что разверзлась над его головой. Но стоило ему только оторваться от этого удивительного зрелища, как картина начала стремительно меняться. Набежавшие тучи грозно нависли над городом. Из них сыпались уже не яркие, а скукоженные, коричневые листья испещрённые чёрными точками – следами какой-то неведомой древесной болезни. Макс пригляделся и к своему ужасу понял, что это уже и не листья вовсе, с неба летело какое-то тряпьё, хлопая на ветру ободранными грязными краями ткани.

Скаут вновь задрал голову силясь понять, что же случилось. Тучи быстро наливались свинцом, порывы ветра усилились и теперь уже жутко завывали в пустых глазницах окон. А с неба, крупными хлопьями сыпал чёрный снег. Пара хлопьев упала Максу на лицо, он поспешно стёр их, обнаружив, что руки его почернели от гари, а воздух наполнился запахом керосина.

Парень рванулся с места и, поднимая в воздух облака пепла и гари, понёсся прочь. Он силился понять, где тут можно спрятаться от вони и копоти. А чёрные хлопья всё лезли в рот, забивались в нос и уши, слепили глаза.

Макс почти уже ничего не видел, и оттого, наверное, оступившись, покатился вниз по каким-то ступеням. Обо что-то не больно и почти незаметно ударился, что-то клацнуло и заскрежетало, убираясь с его пути, после чего весь мир погрузился в тишину.

Здесь пахло гнилью и сыростью, неподалёку отрывисто и звонко капала вода. Похоже, пытаясь укрыться от страшной пепельной вьюги, скаут провалился в какой-то подвал.

Ещё не успев толком протереть глаза, вычистить уши и нос, забившиеся невесть откуда взявшимися продуктами горения, он услышал высокий детский голос:

Раз, два, три, четыре, пять,
Солнце спряталось опять,
Ночь-сестра ветрами шепчет,
Спрячет нас во тьме кромешной.
Десять, девять, восемь, семь,
Шаг не слышен мой совсем.
Степь, река, дремучий лес.
Не найдёт меня и бес.
Раз, два, три, четыре, восемь,
Мы не клянчим и не просим.
Мы приходим и берём:
Карты, шифры, цифры, трёп,
Мы с собой домой уносим.
Десять, девять, восемь, три,
Всё останется внутри.
Если смерть придёт за мной,
Я прикинусь, что немой.

Считалка казалась смутно знакомой, уже где-то слышанной. Но Макс не мог вспомнить, где и когда он её слышал.

Длинный тёмный коридор, в котором очутился скаут, казалось, не имел стен или же они были выкрашены чёрной матовой краской, и были оттого абсолютно неразличимы. В конце коридора мерцал робкий рыжий свет. Похоже, это была старая лампа или свеча с подёргивающимся на сквозняке пламенем. Голос доносился именно оттуда.

Не испытывая особого волнения Макс шаг за шагом начал продвигаться к свету. Путь показался нестерпимо долгим, таким, будто идти надо было несколько сотен метров, а освященный клочок пространства, будь то комната или тупик коридора, всё никак не приближался.

Коридор кончился внезапно. У стены, выросшей перед Максом, стоял старый бензиновый генератор. Пыхтя и тихонько рыча, он питал энергией большую, но почти бесполезную лампу накаливания. Лампа была столь большой и давала столь мало света, что Макс усомнился в реальности происходящего.

Под лампой, укутавшись в грязный клетчатый зелёно-коричневый плед, сидел мальчик лет шести. Его каштановые волосы свалялись, свисая неопрятными космами, а лицо было вымазано сажей.

Мальчик сидел на корточках и всматривался в лужу под ногами. Наблюдая за масляными разводами, что расплываясь причудливыми узорами, и переливались всеми цветами радуги.

Мальчик повернул голову к скауту и посмотрел на него ничего не выражающими пустыми глазами. Затем, как-то неестественно резво встал и сделал шаг навстречу незнакомцу.

- Ты тоже боишься чёрного снега? – Заинтересованно, и в то же время безэмоционально произнёс он.

Кто-то сильно толкнул Макса в спину и тот полетел вниз, сквозь сальную и грязную лужу в кромешную тьму бездны. Мимо него проносились едва различимые, смутные образы, а он всё падал и падал, пока что-то шелестящее и свистящее не догнало его и не толкнуло ещё раз, но уже куда сильнее. Только теперь он увидел стремительно приближающееся дно и отрыл глаза…

Это был всего лишь сон. Над ним стоял Франк, тряся за плечи и призывая подниматься.

- Поднимайся. Выступаем через пятнадцать минут.

Макс протёр глаза и помотал головой, стряхивая остатки дрёмы.

- Неважно выглядишь! Дурные сновидения? – Франк торопливо затянул рюкзак и принялся надевать броню, просунув голову в узкий и плотный ворот серого бронежилета с почти уже затёршейся символикой теистов.

Вся его амуниция была серо-белого цвета. Истрепавшаяся и поблёкшая, она по-прежнему выдавала в нём бывшего бойца Ордена. Впрочем, не только это указывало на его прошлое. Поведение, выправка, манера говорить и думать, всё это разительно отличало его от прочих участников группы. Хотя, бывало, Крыс изъяснялся подобным же образом, так что, едва ли витиеватое изложение мыслей и полное отсутствие нецензурной брани, могли служить поводом для недоверия и подозрений. По крайней мере, так казалось Максу. Крыс же, похоже, с этим был в корне не согласен, он сразу не возлюбил бывшего теиста. А Франк стоически сносил косые взгляды старого скаута и оттого, похоже, ещё больше его злил.

- Крыс дал снотворное. Засыпать стало куда проще, только вот кошмары постоянно снятся. – Макс вновь потряс головой и размял плечи. – Хотя, наверное, это всё же лучше чем не спать всю ночь, а потом шагать весь день по жаре.

- Снотворное?

- Да. – Макс достал из нагрудного кармана небольшой пластиковый футляр и швырнул Франку. Тот ловко его поймал и стал пристально вглядываться сквозь мутный, белёсый пластик в содержимое, представлявшее собой три небольших розовых шарика.

Крыс подошёл совсем неслышно, и едва сдерживая эмоции, процедил сквозь зубы: «нужно снотворное?! Плохо спишь?»

- Спасибо, обойдусь. – Уверенно и вкрадчиво, почти шепотом, произнёс Франк.

* * *

Дорога пошла под уклон, и перед Максом открылся чудесный вид на город.

Город лежал в обширной долине и многоэтажные жилища, цеха заводов, трубы ТЭЦ, казались отсюда совсем крошечными. Так что, заросший зеленью и уже прилично обветшавший, отсюда он казался похожим на груду замшелых камней.

Группа прошла широкий белый фотолюминесцентный знак испещрённый дырами от выстрелов. Когда-то он служил для обозначения городской черты. Затем приблизилась к приветственному панно, установленному у края широкой проезжей части и гласившему - "mesto ?ilina. 14 000 000 obyvate?ov. Vitajte spä?!"

- Встанем здесь! – Крыс махнул рукой, указывая на опору железобетонного панно. – Я пойду вперёд, разведаю - что к чему. Морава пойдёт со мной! – Долговязый скаут поманил пальцем крупного парня, уже успевшего сбросить рюкзак и завалиться в мягкую придорожную траву.

- Не пойду! – Фыркнул тот. – Пусть вон Игорёк идёт. Я устал… - Он сладко потянулся и устроился поудобнее.

- Крыса, ты не прав, – поддержал товарища Мурлок. – Мы постоянно ходим в разведку. То я, то Морава. Пусть вон, кто-нибудь из них идёт, кивнул он на тройку стоявшую слегка поодаль.

Крыс перевёл взгляд на Франка и Макса из-за спин которых, немного растеряно, выглядывал Игорь.

- Это не обсуждается! Пойдёшь ты! – пожилой скаут быстро подошел к бугаю, развалившемуся у обочины, и слегка пнул его в район голеностопа.

Морава и Мурлок быстро переглянулись, Мурлок едва заметно кивнул и Морава сдался.

- Чёрт с тобой, - произнёс он, тяжело поднимаясь на ноги.

Игорь провожал взглядом две теперь уже крохотные фигуры, медленно спускавшиеся в долину, продолжая бормотать считалку, столь крепко засевшую у него в голове ещё во время обучения в Центре Спец. подготовки.

...Степь, река, дремучий лес.
Не найдёт меня и бес.
Раз, два, три, четыре, восемь...

Эту считалку приходилось слышать и Максу, в "учебке" она пользовалась большой популярностью среди тех, кому было нужно успокоить нервы. Игорь всегда был среди тех, кто постоянно её бормотал, даже проходя полосу препятствий или готовясь к стрельбе в тире. Это его голос Макс слышал сквозь сон, жаль, что тогда он этого не понимал, а то б, наверное, избежал лишних треволнений.

Как оказалось, простая и неказистая на первый взгляд считалочка несла в себе целую кучу смыслов. К примеру "бес" фигурировавший здесь, при ближайшем рассмотрении оказался вовсе не бесом. Речь шла об организации, которую инструкторы называли Б.Е.С. - "Баба, которая Ест Сердца". Название это восходило к одной страшной и очень старой истории, и на определённом этапе данное название стало воспринимать буквально. Но потом, всё же, было решено, что это образное выражение. А название так и осталось, и порой, после смены или тренировки, бойцы просили кого-нибудь из хороших рассказчиков: "расскажи историю - как баба есть сердца".

Ими пугали детей, рассказывали по ночам страшные истории, выдумывали легенды. Говорили, что их можно встретить в степи и, потеряв разум, стать марионеткой в их руках. Говорили, что они не только безумно красивы, но и невероятно сильны, а также могут угадывать будущее. И что обычно они одиноко бродят вдали от городов.

В общем, рекомендовалось, всячески избегать встречи с обворожительной девушкой, гуляющей в одиночестве без оружия по безжизненным пустошам.

Но всё это казалось сейчас столь нелепым и далёким от реальности, что становилось смешно.

Казалось, воздух наэлектризован. Макса обуяло ничем не оправданное волнение. То самое чувство, когда что-то должно случиться, что-то страшное или крайне неприятное.

Томительную тишину, повисшую над импровизированным лагерем, прервал Франк, громко сбросив с плеч рюкзак. Тот тяжело плюхнулся на обочину, подняв внушительный столб пыли. Когда пыль осела, он обернул ствол штурмовой винтовки ветошью и положил её поверх рюкзака.

- Я за дровами, - объявил он. - А то горючего для горелки не напасешься, еду на костре подогреем. - С этими словами он исчез в зарослях кустарника буйно разросшегося по краям дороги.

Макс нервно мерил шагами проезжую часть, всё дальше и дальше уходя от лагеря в ту сторону, где широкая просека дороги, прорезав пару километров леса, разливалась бескрайней рыжей степью. Он лишь изредка оборачивался, глядя туда, где у массивной железобетонной опоры остались Игорь и Мурлок. Вроде бы, всё было спокойно.

Игорь принялся что-то писать в блокноте, да так увлёкся, что не заметил, как из-под ворота его толстовки показалась золотая цепочка с увесистым медальоном.

Мурлок посмотрел вдаль. Туда, где понуро уставившись в асфальт, бродил Макс. Ему показалось, что скаут отошел достаточно далеко.

"Но даже если и услышит... и прибежит - рассуждал боевик, - едва ли он сможет что-то сделать без Крысы". Боевик прислушался. Шелест листьев и хруст сухих веток под тяжелыми армейскими сапогами, раздававшийся всё дальше и приглушенней, почти стих.

Мурлок резко встал и одним шагом преодолел расстояние до щуплого попутчика.

- Что это у тебя? - Ухмыляясь и немного гнусавя, спросил он, сжав медальон в здоровенный кулак и натянув цепочку так, что она глубоко врезалась в кожу, оставляя борозду на шее.

- Отпусти!.. Не трогай!..

Игорь пытался сопротивляться, но сил хватило лишь на то, чтобы уцепиться за кулак Мурлока обхватив его тонкими пальцами. Он пытался разжать непомерно большую, огрубевшую руку со сбитыми костяшками, но, похоже, и сам понимал, что шансов у него немного.

- Тебе жалко что ли? - продолжал издевательски увещевать громила. - Мы с Моравой в разведку ходим, защищаем вас... а ты такой жадный! Тебе какой-то блестяшки жалко! За защиту надо платить. Так ведь!?

Парень попытался вырваться, но стало только хуже. Мурлок прижал его к земле, и придушил, схватив за горло свободной рукой, продолжая, при этом, всё сильнее натягивать цепочку.

Собрав последние силы в кулак, Игорь резко дёрнулся и исхитрился укусить громилу за палец. Тот едва слышно взвыл.

Золотая цепочка тихонько щелкнула, срываясь с хрупкой шеи парня. Мурлок несколько раз ударил наотмашь, затем поднялся, остервенело нанося могучие удары ногами. Игорь пытался сгруппироваться, но толку от этого было мало. В глазах пошли кровавые круги, звуки казались приглушенными, печень и рёбра с каждым ударом отзывались нестерпимой болью.

Макс слишком поздно заметил происходящее между Мурлоком и Игорем. Сломя голову бросившись обратно, он успев удивиться, как далеко ушел от лагеря. Он недоумевал, как такое могло случиться? В условиях постоянного напряжения царившего в группе, до сих пор ему в голову не могло прийти, отдалиться от лагеря без особой необходимости, и вот какое-то минутное, ничем не объяснимое помутнение... расслабленность... безрассудство! Макс попытался нащупать автомат, но тут же вспомнил, что оставил его на обочине и теперь тот бесполезно валялся у ног Мурлока.

- Прекрати! - только и смог выдавить из себя скаут, схватив здоровяка за шиворот в попытках оттащить от тела уже почти не подававшего признаков жизни.

Мурлок, похоже, ожидал такого развития событий, и легко обернувшись вокруг своей оси, особо не целясь, послал кулак в сторону противника. Удар пришелся в плечё, но этого оказалось достаточно, чтобы отбросить Макса на пару шагов. Затем он сделал широкий шаг и ударом ноги опрокинул Макса на землю. Подошва тяжелого походного ботинка со стальными набойками гулко ударила в Солнечное сплетение не оставляя шансов устоять на ногах. Мурлок схватил первое, что попалось подруку, это оказался автомат Макса. Хватал, как попало... за ствол. И описав винтовкой широкий круг над головой, наотмашь ударил скаута. Тяжелый приклад едва-едва разминулся с виском и глубоко рассёк бровь. Макс успел почувствовать, как кровь заливает глаз, прежде чем провалился в чернеющую бездну, ту же самую бездну, в которую падал сквозь сальную, пахнущую керосином лужу из давешнего сна.

- Ты тоже боишься чёрного снега? - услышал он собственный голос искаженный каким-то непонятным шумом.

Мурлок отбросил винтовку и начал поспешно собирать вещи. Распихав по карманам брикеты с провиантом, он начал лихо утрамбовывать в свой вещмешок все, что представляло хоть какую-то ценность. Собрал оружие. Ловко расстёгивая пуговицы молнии и липучки на карманах бездыханных скаутов, он выгреб содержимое на землю разглядывая трофеи. Затем досадливо пнул Макса в бок, не найдя там ничего маоломальски значимого.

Двинувшись в сторону города, он едва не забыл винтовку Франка всё это время мирно лежавшую на рюкзаке.

Неожиданно, за спиной боевика хрустнула ветка. Мурлока это почти не смутило, он машинально передёрнул затвор и развернулся.

Вынырнувший из кустов Франк был совсем не готов увидеть открывшуюся ему картину, но сориентировался молниеносно. Сухие сучья и корни взметнулись в воздух, неся в лицо Мурлоку облако трухи земли и щепок. Между противниками было не менее пятнадцати метров, так что, едва ли это могло возыметь серьёзный эффект. Но промежуточная цель была достигнута, дезориентированный Мурлок пустил первую пулю высоко над головой теиста. Тот, в свою очередь, молниеносно рванулся вперед, совершив кувырок и встав в полный рост уже метрах в пяти от боевика. Он неестественно выпятил грудь и двинулся веред, ловя на неё пули. При каждом выстреле он удивительным образом оказывался в пол оборота к стрелявшему, так чтобы пули рикошетили от тяжелой брони, свистя и высекая фонтаны искр, оставляя на ней глубокие борозды и заусенцы.  Мурлок выстрелил раз... второй... третий. Тут он сообразил, что нужно стрелять очередями и поспешно щёлкнул флажком переключения режимов, но было уже поздно. Франк схватил за ствол винтовки, рванул его вверх. Очередь ушла в небо. Следом, Мурлок ощутил могучий удар мыском сапога в область паха и с рёвом опустился на колени. Следом послышался хруст, и запястье пронзила острая боль, что заставило зареветь его ещё сильнее. Франк отбросил винтовку, "с мясом" вырванную из рук боевика, себе за спину. И пока тот хватался за изувеченное запястье, нанёс ещё несколько коротких ударов.

Мурлок, впрочем, не спешил сдаваться. Он обхватил здоровой рукой ноги теиста и повалил его на землю, удивительно ловко для своего нынешнего состояния перекатившись на грудь противника. Франк почувствовал, как его грудь обдало огнём, будто её жгли огнемётом. Попадания, пусть компенсированные его мощной бронёй и природной ловкостью, всё же давали о себе знать.

Два здоровенных мужика кряхтя и силясь нанести друг другу всё больше увечий, катались по пыльной обочине, пока, наконец, не упёрлись в железобетонную опору. Вышло так, Что Мурлок оказался сверху. Он с силой рванулся, приподнявшись над теистом, и нанёс ему пару ударов, поставил калено на грудь и потянулся к автомату Макса, который закрепил на рюкзаке, не надеясь, видимо, использовать его в ближайшее время. Тянуться было тяжело и неудобно, но он, все же, исхитрился. Впрочем. Франк ловким движением успел отсоединить рожок, прежде чем тот передёрнул затвор. Как будто не веря в происходящее, Мурлок теребил курок, пока, наконец, не грянула очередь. Франк зажмурился, а лицо боевика исказилось гримасой, в которой читались боль и удивление. На рукаве, туго обтягивающем мощное плечё Мурлока, расплывалось алое пятно крови. Недолго думая он метнулся в сторону леса, ловко припал к земле, когда прозвучала вторая очередь. Затем с треском и воем провалился в густой придорожный кустарник.

Не в силах больше удерживать навесу винтовку, Макс тяже опустил её в придорожную пыль. Франк быстро, хотя и не без труда подполз к нему, схватил оружие и, включив тепловизор, направил ствол в сторону леса.

- Ушел... - горько констатировал теист чуть погодя.

* * *

"Вот идиот... нет, ну вот же кретин" - клял Крыс руководителя колонии "9-63". Ему не раз доводилось сталкиваться с боевиками Боффера, и Крыс считал его неплохим полевым генералом. Но командор колонии из него вышел неважный. С одной стороны, это изрядно облегчало жизнь долговязому скауту, и вполне отвечало его интересам. Но с другой - теперь он стоял на грани полного краха всех надежд. А возможно и вовсе, был как никогда близок к смерти.

Морава в этот раз держался необычно тихо и чересчур часто отставал, заходя Крысу за спину. Так что, опытный скаут ещё при входе в город незаметно расстегнул кобуру и ослабел узел удерживавший нож в потайном кармане.

С самого начала он понял, что этих ребят нужно держать порознь, разделяя при каждом возможном случае. Иначе группа могла лишиться провизии, оружия, а то и вовсе прекратить своё существование в силу полного или частичного физического устранения личного состава. Проще говоря, при первом же удобном случае они могли перебить "братьев по оружию" и раствориться где-то в пустошах. Похоже, теперь пришло время для активных действий, до мёртвого города они добрались, и теперь спутники были для них обузой.

Морава и Мурлок были отъявленными головорезами, не лишенными, впрочем, обострённого чувства самосохранения. Подчиняясь его зову, они и вызвались добровольцами в поход, надеясь никогда уже не вернуться в осаждённую мутантами колонию. Боффер естественно не возражал против такого решения. Ему давно стоило пустить их в расход, но он опасался реакции народных масс. И вот, вдруг, такая возможность! Он, по старой, и, в общем-то, бестолковой традиции полагал, что если избавиться от всякого мусора, то людей можно сплотить на основе всеобщего доверия, и таким образом пережить тяжелые времена. Боффер, похоже, и правда не понимал, что именно от этой экспедиции, а вовсе не от сплочённости на основах равенства, братства и всеобщей любви, зависит выживание колонии.

Колония "9-63" была построена как волнорез на пути орд варваров и мутантов, которые должны были разбиваться о его могучие гарнизоны и укрепления. Такие цитадели неспособны существовать автономно и требуют постоянного внешнего снабжения. Отряды, подразделения и бригады, несущие вахту на этом форпосте, слишком велики чтобы кормить и снабжать их за счёт жалких крох, что могла бы произвести тамошняя утлая промышленность. И если бы генерал Боффер узнал, что стал частью столь феерического проекта, он бы немало этому удивился.

Крыс уже давно не обращал внимания на город, по центральной улице которого они с Моравой шли минут двадцать. Ему сразу стало понятно, что город пуст, и поживиться здесь почти нечем. Боевика город тоже не особо интересовал, он был сосредоточен и погружен в свои мысли... Крыс даже подозревал какие.

Неожиданно, сзади раздался приглушенный хлопок выстрела, заставивший долговязого скаута вынырнуть из мира размышлений. Затем, после кокоткой паузы: второй, третий, четвёртый... очередь!

Морава привычно отставал на пару шагов, и Крыс, быстро оценив обстановку, рванул за угол ближайшей многоэтажки. В стену дома за его спиной ударила пара пуль, отколов и просыпав на асфальт серьёзную порцию кирпичной крошки.

Крыс уселся на землю, плотно прислонившись спиной к шершавому, изъеденному временем кирпичу, и стал ждать.

Прошла пара секунд и ещё пара пуль врезалась в тротуарный камень у его ног, ещё одна - гулко влетела в стену.

"Ещё этот странный тип, гордо носящий белую броню Ордена" - думал скаут. Он так и не смог понять целей и намерений этого парня. Похоже, Франк-то как раз никуда идти не собирался, и был выбран в качестве участника экспедиции, поскольку казался "генералу" ещё менее благонадежным, нежели добровольцы Мурлок и Морава.

- Экспедиции... - протяжно и задумчиво повторил он в голос то, что секунду назад крутилось в голове.

"Какого рожна здесь делает Темплар Степного экспедиционного корпуса? - Продолжал размышлять Крыс. - Дезертир? Да нет, не может быть! Бойцы Отто Герике никогда не бегут, до конца верны данным обетам, ничего не боятся. Они даже под пулями не гнутся, полагая, что куда рациональней принимать их на нагрудник под таким углом, чтоб они рикошетили в стороны".

Крыс перепробовал все пароли, какие знал... все шпионские пароли для связи... все внутренние пароли "Степняков". Конечно, пароли могут со временем меняться, и теперь всё, что он знал, могло уже устареть и выйти из обращения. Но, всё равно, на некоторые из них он должен был хоть как-то отреагировать. Хоть как-то себя выдать.

- Крыса, ты здесь!? - Голос Моравы прервал затянувшиеся размышления.

- Здееесь... Куда ж я денусь... - В полголоса, почти про себя, саркастически протянул старый скаут. Он подхватил небольшой камень, валявшийся у ног, и метнул его через плечо в ту сторону, откуда доносился голос.

Воздух прорезала звонкая автоматная очередь, затем вторая, потом ещё одна. Пули  гулко бились о стену и чиркали по земле, оставляя глубокие белёсые борозды на асфальте. Морава явно нервничал, и это немного успокоило скаута.

"Эх Отто Отто, что ж ты за бойца прислал... будто мне без него скучно жилось". - Крыс уже начинал забывать своё имя, но это имя помнил очень хорошо. Отто Герике - командир Степного экспедиционного корпуса...

Неожиданно для себя, скаут осознал, что за стеной, в доме, кто-то есть. Он вполне отчётливо слышал шорохи.

- Да не... не может быть! - Шепнул он себе под нос.

Морава был очень крупным парнем, ростом с Крыса, но вдвое шире его в плечах, едва ли эта туша могла столь быстро, да при том, абсолютно бесшумно переместиться на пятьдесят метров и проникнуть в здание. Мурлока тоже можно было вычеркнуть из возможных причин шума, даже если группе пришел конец, с момента, когда раздались выстрелы, прошло слишком мало времени, он бы не успел сюда добраться. Да к тому же, Мурлок хоть и казался невысоким в силу природной сутулости, он всё же был весьма крепким мужиком и Крыс мог поручиться, что в нём не менее девяноста килограмм живого веса. Здесь же копошилось что-то маленькое и лёгкое.

Крыс как-то сразу утратил интерес к персоне Моравы и даже решил его пока не убивать. Он без зазрения совести покинул поле боя, бесшумно двинувшись приставным шагом вдоль стены по направлению к ближайшему дверному проёму.

Внутри пахло сыростью, здесь было настоящее царство шорохов: где-то капала вода, завывал ветер, скрипела оконная рама, звук шагов, пусть скаут и старался идти как можно тише, отражались от стен гулким эхом. Но, не смотря на всё это, Крыс сразу понял, куда ему следует идти. Он метнулся вверх по лестнице, опрометью преодолевая пролёт за пролётом, и уже на уровне четвёртого этажа отчётливо услышал топот маленьких ножек поспешно взбирающихся всё выше и выше.

К двенадцатому этажу он уже отчётливо видел фигуру убегающего от него ребёнка. Но тут совершенно неожиданно маленькая фигура метнулась куда-то прочь и исчезла. Раздался протяжный свист. Скаут подбежал к распахнутому оконному проёму и тяжело перевёл дух. Здесь над рамой был вбит крюк с привязанным к нему канатом, ведущим в окно соседнего здания. Канат вибрировал и тихонько звенел, чутко отзываясь вибрацией на попытки ребёнка скользить по нему ещё быстрее. К этому моменту малыш уже успел предатель половину пути по этой безумной канатной дороге.

Крыс ещё раз тяжело и громко выдохнул, потом быстро расстегнул ремень, одним движением вытащив его из петель, и перекинул через канат.

Пока скаут, обдуваемый всеми ветрами, летел на встречу удивительно быстро приближающемуся строению, мимо него просвистела пара пуль. Но двигался он столь быстро и был столь далеко от Моравы, что шансов попасть у того было чрезвычайно мало. Да он толком и не целился, лишь обозначив своё присутствие и уходя теперь куда-то к северу, где располагалась ТЭЦ. Скорее всего, там он и собирался встретить Мурлока.

Оценив обстановку и обнаружив, что здесь между всеми домами натянуты тросы, подобные тому, по которому он ныне перемещался, Крыс решил перерезать путь мелкому экстрималу. Для чего великолепно подходила лоджия расположенная двумя этажами ниже окна, в которое вела канатная дорога. Добравшись до подоконника, он высвободил карабин, болтавшийся у него на поясе, и поспешно размотал несколько метров верёвки, которых должно было хватить для спуска на пару этажей. Зацепив карабин за крюк над головой, он прыгнул вниз. Дальше надо было действовать быстро. Он отбросил верёвку и метнулся в сторону лестницы, успев отрезать беглецу путь к отступлению.

Ребёнок попятился, подняв руки к лицу так, будто старался защитить глаза от яркого солнечного света. Это был мутант, с неестественно тонкими и длинными руками. Трёхпалые кисти рук его, без признаков большого пальца, бешено тряслись.

Крыс вытянул вперёд пустые ладони и тоже попятился.

- Не бойся, я не причиню тебе зла, - произнёс он максимально тихо спокойно и ласково.

Ребёнок отошел ещё на несколько шагов.

Крыс достал из подсумка плитку шоколада и, протянув её малышу, стал ждать. Стоя на согнутых ногах, как будто хотел присесть на корточки, он не двинулся с места даже когда начало сводить икры. Вскоре это дало положительный результат. Любопытство и приятный запах лакомства сделали своё дело, ребёнок приблизился и рывком схватил прямоугольник, обёрнутый в ярко раскрашенную фольгу. Крыс успел легонько погладить его по плечу, прежде чем тот отскочил назад. Скаут вновь вытянул вперёд руки, демонстрируя пустые ладони, и медленно отошел от лестницы. Не прошло и секунды, как мутант, что есть сил, бросился вниз.

Долговязый скаут неспешно поднялся на четыре пролёта вверх и, подойдя к окну, разомкнул карабин и смотал верёвку. Моравы уже нигде не было видно, и Крыс решил, что выслеживать его нерационально. Вместо этого он достал прибор слежения. Красная точка на небольшом экране стремительно двигалась к самому сердцу города.

* * *

Макса всё ещё мутило, но он уже вполне сносно держался на ногах. Франк успел собрать все, что не забрал и растерял при бегстве Мурлок. Лишь Игорь по-прежнему выглядел очень неважно. Тяжело дыша, он без движения лежал в позе эмбриона.

Макс присел рядом и аккуратно положил руку на бок Игорю. Тот завыл.

- Не трогай его пока! - Франк сильно досадовал на себя, и оттого манера его общения стала более нервной.

Скаут отдёрнул руку. Несколько секунд помолчал, а затем спросил: "Почему ты ушел из Ордена?"

- Тебе не понять. - Франк горько вздохнул.

- Ты хочешь вернуться?

- Я дезертир! Я не могу вернуться!

- Ну а хотел бы?!

Теист сжал губы и поспешно сел рядом с Максом решив сменить тему.

- Ты, парень, попал в очень странную компанию! Ты давно знаешь этого Крыса? Он странный.

- Он чем-то похож на тебя... или ты на него... - Задумчиво и тихо проговорил скаут.

Франк коротко кивнул.

- Он знает все пароли Ордена... Все! Даже внутренние пароли моего подразделения.

Макс ничуть не удивился заявлению теиста, он уже давно не удивлялся тому, что говорили о долговязом пожилом скауте.

Крыс подошел очень тихо, едва заметно. Поначалу его толком и не заметил никто кроме Франка. Да и то лишь потому, что он вырос перед теистом как из-под земли.

- Что же могло заставить командира взвода Темпларов, дезертировать? - спросил он, испытующе глядя в глаза Франку, когда поравнялся с ним.

- "Заставить" - очень точный термин.

- Ну, так что же?

- Страх.

- Страаах? - Заинтересованно протянул Крыс. - И чего же такого страшного ты насмотрелся в своей жизни?

- Я видел Пустоту...

Лицо старого скаута исказила саркастическая улыбка.

- А ты видел когда-нибудь Пустоту? - продолжил теист.

- Я живу в ней ежедневно и ежечасно, спускаясь в самые потаённые её уголки чтобы отыскать там крохотные крупицы света - Рассмеялся Крыс. Он широко расставил руки в стороны и театрально задрал голову к небу.

"Итак - думал он - дезертир, компьютерщик, который теперь долго будит ссаться кровью и почти бесполезный, наспех выученный скаут, с тяжелым сотрясением". Прикинув шансы на выживание, он пришел к выводу, что всё не так уж плохо.

- Идём в город, - приказным тоном объявил он.

* * *

Франк шел впереди, Крыс замыкал группу. Макс, пыхтя, тащил на себе Игоря. Поначалу парень ещё худо-бедно мог идти самостоятельно, но теперь, прошагав несколько часов, окончательно выбился из сил, и его пришлось нести, поскольку Крыс категорически отказался останавливаться. Макс и сам неважно выглядел. Правый глаз его окончательно закрылся, а гематома над ним приобрела бордовый оттенок.

Впрочем, всё это не мешало скауту удивляться раскинувшемуся вокруг него городу. Серый и безликий на окраинах, теперь, когда группа приближалась к центру, он казался сказочным миром. "Старый город" ютился у подножия циклопических небоскрёбов, и казалось, состоял сплошь из кукольных домиков. Пусть домики эти были изрядно порушены, а краска на их фасадах поблекло с течением времени, они всё ещё были способны удивлять.

Группа шла не скрываясь. Узнав, что Мурлок ранен, Крыс решил не предпринимать особых мер предосторожности, поскольку не верил в безрассудство противника. Даже притом, что у Моравы и Мурлока нынче образовался изрядный перевес в количестве оружия и спецсредств.

Старый скаут вёл группу напрямик, туда, откуда поступал сигнал маячка установленного на одежде ребёнка.

- Ты говорил, здесь живут мутанты! А где они? - подал голос Франк, оборачиваясь к Крысу. - Здесь нет ровным счётом никаких следов жизнедеятельности. Так, будто никто по этой земле уже лет двадцать не ходил.

Крыс ничего не ответил, а лишь жмурясь от слепящего солнца, задрал голову вверх, и небрежно махнул рукой, указывая на небо. Туда, где верёвки, канаты, провода и цепи, перекинутые от здания к зданию, создавали гигантскую чёрную паутину угрожающего вида. Паутина опутывала небоскрёбы на уровне средних этажей. Верхние этажи зданий, с неаккуратно, но крепко забитыми окнами, блестели свинцовыми шапками. Пульсирующая красная точка на экране радара, указывала Крысу, что малыш находится в центральном и самом большом из них.

- Они безвредные? - в голосе Макса читалось сомнение.

- Возможно. Но выбора у нас в любом случае нет. Оружия у нас почти не осталось, еды - тоже. Нам нужно пополнить запасы, чтобы продолжать движение.

- А мы разве не сюда шли?

- А ты видишь здесь залежи оружия, техники, инструментов... ну хоть чего-нибудь?

Макс скорбно покачал головой.

- Значит - не сюда, - вздохнул Крыс. - Пойдём дальше, пока не найдём хоть что-то... К тому же, если бы они хотели нам навредить, они бы уже проявили себя. Похоже, они трусливы от природы. Прячутся и наблюдают.

Дойдя до входа в самый высокий из здешних небоскрёбов, Крыс и Франк поначалу решили оставить раненных снизу, но те были столь простой, явной и беззащитной целью, что вверх пришлось подниматься вчетвером. Хотя и было понятно, что быстро покинуть исследуемое здание скорее всего будет невозможно.

Крыс впервые за всё время похода оказался неправ. Мутанты не прятались и не наблюдали, или же они умели очень хорошо прятаться и очень незаметно наблюдать, а то и вовсе - становиться невидимыми. Пройдя десять этажей, скауты не обнаружили никаких признаков жизни. И соблюдая меры предосторожности, начали подниматься выше. Следующие десять этажей были столь же безжизненны.

Дальше стало интереснее, здесь, из-за намертво заколоченных окон, царила почти кромешная тьма, разрезаемая редкими светильниками. Тут определённо кто-то жил, но жителей не было видно. Они как будто испортились, или куда-то сбежали, побросав утварь.

Красная точка на приборе слежения по-прежнему указывала на то, что ребёнок в здании. Крыс жестом показал, что надо подниматься выше. Вскоре стал отчётливо слышан шум, доносившийся с верхних технических этажей.

Всё племя собралось здесь. Широкий зал с низкими потолками и частыми колоннами, освещало несколько костров, а в глубине его, звучал неприятный голос.

- Я вижу!.. Я вижу!.. Грядет время четвёртого Чёрного ветра, и будет он страшнее прежних трёх! Желтая пыль укроет землю мороком, так, что не видно будет ни неба, ни солнца!.. Но только не для нас!!! Мы будем, как и прежде близки к небу! Мы останемся в облаках, и не сойдём ниже, пока Чёрная буря не стихнет.

Крыс украдкой выглядывал из-за укрытия. От, примерно, полусотни мутантов его отделяла массивная стена, а за спиной чернел лестничный пролет, где притаились остальные участники экспедиции. Позиция была удачная. Отсюда можно было быстро, относительно легко отступить и, в то же время, оставаясь абсолютно незаметным для мутантов, слышать всё, что говорит их лидер. Видимость здесь, конечно, была неважная, но откровенно говоря, смотреть там было не на что.

-Заклинаю духов великой пустоши Временем!.. Семью и Десятью... Заклинаю Интервалом!.. Двумя и Четырьмя... - Не унимался старческий голос.

Внезапно речь прервалась. По рядам мутантов побежал взволнованный шёпот.

- Оооо, - выдохнул говоривший. - Мы не одни. Я чувствую биение сердец и тепло человеческих тел! - Проскрежетал голос. - Я чувствую живую кровь и вижу взволнованные мысли!

Крыс судорожно оглянулся назад и даже сквозь кромешную тьму смог разглядеть, как глаза Франка расширились в приступе крайнего удивления.

Франк жестом показал Максу, что следует спускаться, тот отчаянно замотал головой. Ему было понятно, что сбежать отсюда всё равно не получится. Теист ещё раз махнул рукой, теперь куда более настойчиво, и бесшумно двинулся вверх по лестнице, туда, где Крыс, напружинившись и до боли вдавив приклад в плечё, изготовился к стрельбе. Макс и в этот раз не послушался, более того, он усадил Игоря поудобней и пошел вслед за Франком.

- Выходите, не бойтесь... - в голосе послышался какой-то зловещий свист.

Делать было нечего. Крыс, Макс и Франк, осторожно вышли из-за укрытия. Здесь было жарко и смрадно. В свете костров они увидели очертания быстро расступающихся тел одетых в какое-то тряпьё, а то и вовсе голых. Тела образовали широкий коридор, в конце которого горел главный костёр. Вокруг костра, тряся копной грязных седых волос,  расхаживала сгорбленная старуха. У старухи не было глаз, но едва ли её можно было назвать слепой. На месте удалённых глазных яблок у неё виднелись импланты тепловизора и ультразвуковго уловителя.

- Мы рады вам! - Торжественно продекламировала она и улыбнулась.

"LOT: Наследие Времен"

Трансляция 3-D боя из игры:

Другие трансляции 3-D боев на Twitch